ГЛАВНАЯ  |  БЛАГОЧИНИЕ  |  ГИМНАЗИЯ  |  ГАЗЕТА  |  ИСТОРИЯ  |  СВ. ДАНИИЛ АЧИНСКИЙ  |  БИБЛИОТЕКА  |  АЗЫ ПРАВОСЛАВИЯ  |  ВОПРОС СВЯЩЕННИКУ  |  ОБЪЯВЛЕНИЯ

Поиск
Казанский собор г. Ачинск

Храм св. Даниила Ачинского

ПРАВОСЛАВНОЕ РАДИО:

Слушать радио


ПРАВОСЛАВНОЕ

ТЕЛЕВИДЕНИЕ:


№ 7. Июль 2011 г .

Престольный праздник Казанского собора

21 июля – Престольный праздник Казанского собора, Явление иконы Пресвятой Богородицы во граде Казани. Всенощное бдение накануне праздника и позднюю Божественную литургию в Казанском соборе совершит Высокопреосвященнейший Антоний Архиепископ Красноярский и Ачинский.

История праздника

1579 год. Белое немилосердно палящее солнце, пыль столбом по дорогам Казани. Пыль и пепел от недавнего пожара – неделю назад здесь полыхал страшный пожар. Начался он около церкви Николы, перекинулся на Кремль Казанский. Долгие часы полыхало зарево, причитали женщины, плакали дети – а ну как на дома перекинется, что будет?! А многие злорадно посмеивались – где же ваш Бог был, что церковь-то сгорела? Видно врут все попы ваши – вон полыхало-то как. И что скажешь на это? И ведь правда, многие в те дни в вере своей усомнились – может быть неугодно Богу, что обращаются ко Христу из ислама ? "Вера Христова, - говорит летописец, - сделалась притчею и поруганием"….

В том огне остались без крова многие семьи, но – делать нечего, никто сгоревшего не вернет, а строить надо скоро – к зиме успеть. Спешил с постройкой в числе прочих погорельцев и стрелец Даниил Онучин. У Даниила была дочка Матрона. Ей родительские скорби были меньше понятны – для детей и пожар – вполне забавно – столько всего остается после – где стеклышко красивое, где камешек невиданный. Только к вечеру, когда спать ложиться, вспоминается, что после пожара все не так, непривычно.

Одной ночью Матреша проснулась от невиданного – явилась ей во сне Сама Матерь Божия – Пресвятая Богородица. И не просто явилась, а повелела Свою икону из-под земли достать. Осияла светом ярким – и проснулась девочка. Все-то у вас сны, да видения, все-то вам мерещится, все чудеса у вас нескончаемые – скажет скептик, читающий эти строки. И предвосхитит наш рассказ, ведь именно так девятилетней Матреше и ответили домашние. «Сны бывают иногда от Бога, но видения только святым бывают, так что лучше снам значения не придавать» -, сказали родители. И были правы. Только все же сон тот был видением, ведь повторился он во второй раз и на третью ночь. Тогда родители решили проверить слова девочки.

Матреша с матерью отправились на то место, где, как помнила девочка из сна, должна была находиться икона. Начали копать. Еще глубже, еще – неужели она! И точно – икона Пресвятой Богородицы. Очистили ее от пыли, земли.. Но как же она там оказалась? Видимо, еще давно тайные исповедники христианства в иноверческом стане так спрятали икону Царицы Небесной. Весть о чудесном обретении иконы пронеслась быстрее, чем самая быстрая птица, и вот уже к этому дивному месту спешат священники окрестных храмов, архиепископ Иеремия благоговейно принимая икону торжественно переносит ее в храм свт. Николая. откуда, после молебна, перенесли его с Крестным ходом в Благовещенский собор - первый православный храм города Казани, воздвигнутый Иоанном Грозным. Сразу стало ясно, что икона чудотворная – уже во время крестного хода обрели зрение два казанских слепца. Мы даже знаем их имена: Иосиф и Никита.

И те, кто еще несколько дней назад насмехались над православной верой, смущенно спешили к иконе – с просьбами – Царица Небесная, помоги, вразуми, исцели!

Эти чудеса стали первыми в длинном списке чудес и исцелений. История обретения иконы так поразила царя Ивана Грозного, что он повелел воздвигнуть Казанский собор и основать женский монастырь. Там спустя некоторое время приняли монашеский постриг Матрона и ее мама.

Образ Казанской Пресвятой Богородицы по типу относится к иконам Одигитрия – Путеводительница, и действительно, многим нашим соотечественникам она не раз указывала верный путь. Так, с Казанской иконной двинулось на Москву ополчение, освободившее город от самозванцев Смутного времени. В осажденном Кремле находился в то время в плену прибывший из Греции, тяжело больной от потрясений и переживаний, архиепископ Элассонский Арсений (впоследствии архиепископ Суздальский; † 1626; 13 апреля). Ночью келья святителя Арсения вдруг озарилась Божественным светом, он увидел Преподобного Сергия Радонежского, который сказал: "Арсений, наши молитвы услышаны; предстательством Богородицы суд Божий об Отечестве преложен на милость; заутра Москва будет в руках осаждающих и Россия спасена". На следующий день был освобожден Китай-город, через 2 дня Кремль.

Казанский собор на Красной площади в Москве – один из самых известных московских храмов был возведен в 1636 году. Туда и была перенесена икона-освободительница, а теперь образ хранится в Богоявленском соборе.

Не только государственным мужам и дружинам указывала путь икона – по доброй традиции именно этой иконой благословляют на брак молодых родители, длинным списком чудес сопровождается этот образ Богоматери – один из самых любимых на Руси.

Анна Данилова

Тропарь, глас 4

Заступнице усердная, Мати Господа Вышняго, за всех молиши Сына Твоего, Христа Бога нашего, и всем твориши спастися, в державный Твой покров прибегающим. Всех нас заступи, о Госпоже, Царице и Владычице, иже в напастех и в скорбех и в болезнех обремененных грехи многими, предстоящих и молящихся Тебе умиленною душею и сокрушенным сердцем пред пречистым Твоим образом со слезами, и невозвратно надежду имущих на Тя, избавления всех зол, всем полезная даруй, и вся спаси, Богородице Дево: Ты бо еси Божественный покров рабом Твоим.


7 июля Церковь празднует Рождество Иоанна Предтечи

О пророке Иоанне Крестителе Господь Иисус Христос сказал: «Из рожденных женами не восставал (пророк) больший Иоанна Крестителя» (Мф. 11, 11). Иоанн Креститель прославляется Церковью как «ангел, и апостол, и мученик, и пророк, и друг Христов, и пророков печать, и ходатай ветхой и новой благодати, и в рожденных пречестнейший, и светлый Слова глас».

Как повествует Евангелие (Лк. 1, 57-80), праведные родители святого Иоанна Крестителя — священник Захария и Елисавета — достигли старости, но не имели детей, так как Елисавета была неплодна. Однажды святой Захария совершал богослужение в Иерусалимском храме и увидел Архангела Гавриила, стоящего по правую сторону жертвенника кадильного. Он предсказал, что у Захарии родится сын, который будет провозвестником ожидаемого Ветхозаветной Церковью Спасителя — Мессии. Захария смутился, на него напал страх. Сомневаясь в возможности иметь сына в столь преклонном возрасте, он просил знамения, и оно было дано ему, являясь одновременно и наказанием за неверие: Захария был поражен немотой до времени исполнения слов Архангела.

Святая Елисавета зачала и, боясь насмешек над поздней беременностью, таилась пять месяцев, пока ее не посетила приходившаяся ей дальней родственницей Преблагословенная Дева Мария, чтобы разделить Свою и ее радость. Елисавета, исполнившись Святого Духа, первая приветствовала Деву Марию как Матерь Божию. Вместе с ней Пресвятую Деву Марию и воплотившегося в Ней Сына Божия приветствовал «играньми, яко песньми» и святой Иоанн, еще находившийся в утробе матери своей, праведной Елисаветы.

Настало время, и святая Елисавета родила сына. Все родственники и друзья радовались вместе с ней. На восьмой день, по закону Моисееву, совершилось его обрезание, и мать назвала младенца Иоанном. Все были удивлены, так как никто в их роде не носил этого имени. Когда же спросили об этом святого Захарию, он попросил дощечку и написал на ней: «Иоанн имя ему». Тотчас разрешились незримые узы, связывавшие его уста по предсказанию Архангела, и святой Захария, исполнившись Духа Святого, прославил Бога и произнес пророческие слова о явившемся в мир Мессии и о своем сыне Иоанне — Предтече Господа.

После Рождества Господа нашего Иисуса Христа и поклонения пастырей и волхвов нечестивый царь Ирод повелел убить всех младенцев. Как повествует предание, святая Елисавета бежала в те дни со своим сыном в пустыню и скрывалась в пещере. Святой Захария находился в Иерусалиме и исполнял свое священническое служение в храме. Ирод послал к нему воинов с приказанием открыть местопребывание младенца Иоанна и его матери. Захария отказался и был убит прямо в храме. Праведная Елисавета с сыном продолжала жить в пустыне до своей кончины. Отрок же Иоанн, охраняемый Ангелом, находился в пустыне до того времени, как вышел на проповедь о покаянии и сам сподобился крестить пришедшего в мир Господа.


МОЛИТВА

 Присмотритесь, друзья, к лицам окружающих вас людей! Отчего не все они светлы, радостны, оживлены?

Но у одного - выражение непреходящей грусти и печали, у другого - неподвижная маска эгоизма и равнодушия, у третьего - печать грубых чувственных страстей.

Говорят, кто кому служит, тот на того и похож. И иногда с состраданием и содроганием вглядываясь в лицо несчастного винопийцы, невольно думаешь - уж не хозяйничает ли в его душе сам диавол, настолько оно стало темным, неприглядным, словно потеряло образ человеческий.

Что же отличает, должно отличать служителей Господа, рабов Бога Небесного, истинных христиан от сынов века сего?

Премудрый царь Соломон говорит, что у благочестивого и лицо цветет.

А его царственный отец, святой пророк Давид, добавляет: "Знаменася на нас свет лица Твоего, Господи!"

Дар Святого Духа, сообщенный нам в Таинстве крещения, положил светлую печать на все существо наше: в час духовного рождения в купели крещения дивно просветилась душа - словно оделась в белоснежную одежду благодати, укрепилось и тело, даровано нам было блаженное единение с воскресшим Христом Спасителем.

В сердце открылся чудный источник, из которого струится и журчит живая вода благодати Божией, насыщающая бессмертный дух человеческий.

 Но не все из нас, к великому сожалению, сохранили крещенскую чистоту души и тела. Одни не получили воспитания в вере, другие подпали под дурное влияние, не разобравшись, с кем дружить можно, а с кем нельзя, третьи по причине отдаления от таинства исповеди вновь допустили до сердца злые помыслы и желания, стали пленниками греха.

Святой родник благодати оказался под тяжким спудом пороков и страстей. И единственное, что может вновь даровать нам духовную свободу и возбудить Божию благодать, сокрывшую свое действие по нашему недостоинству, - это глубокая, чистосердечная исповедь и молитва. О последней мы и побеседуем в этой главе пообстоятельнее.

 Нередко молитву называют дыханием жизни.

Как естественное дыхание в наших ноздрях указывает на телесную жизнь, так и молитвенное обращение ума и сердца к Богу является свидетельством о том, что благодать Духа Святого еще не покинула совершенно человека.

Молитва ничего общего не имеет с мечтательностью и фантазией, как думают и утверждают некоторые, вовсе незнакомые по личному опыту с существом дела.

Молитва не является и разговором с самим собой, самовнушением, медитацией, но разнится от перечисленных видов внутренней жизни коренным образом.

Молитвой, наконец, нельзя назвать мысль о Боге, ибо одно дело - размышление, а совсем другое - молитва.

Молитва - это мысль, обращенная к Богу.

Но не только мысль, а еще и сердце и воля. Не об этой ли полной обращенности человеческого существа к Богу в молитве говорит наибольшая заповедь Закона: "Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всей душой твоею, и всем разумением твоим"?

 Молитва - это труд, равного которому, пожалуй, не сыскать.

Едва лишь встанешь на молитву, сыщутся тысячи неотложных больших и малых дел, требующих немедленного разрешения.

Приступишь к самой молитве - откуда ни возьмись, в душе подымется такая круговерть мыслей, такое рассеяние помыслов, что невольно приложишь к себе начало известного стихотворения Пушкина: "Буря мглою небо кроет, вихри снежные крутя..." И вообще, рассуждать о молитве гораздо легче, нежели свершать ее.

 Прежде всего это святое дело требует постоянства.

Штурмом здесь ничего не возьмешь. Иные с жаром, горячностью берутся за подвиг молитвы, но весьма скоро охладевают к нему, забывая, что вслед за порывистостью по пятам ходит лень.

К обучению себя молитве как нельзя более подходит русская пословица: "Тише едешь - дальше будешь".

Легко представить себе суть дела на примере двух угольков. Один - докрасна раскаленный, пышущий жаром - это сама молитва; а другой - черный, совсем холодный - это наше сердце.

Если просто положить угольки рядом и оставить их, то первый остынет, а второй не воспламенится. Так, весьма ошибаются люди, думающие, что и молиться нечего, коль не хочется. "У меня сегодня нет настроения молиться, это будет неискренно", - и откладывают молитвослов в сторону, на день, на месяц, а то и на долгие годы. "...Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его", - наставляет нас Христос Спаситель к самопринуждению, к усиленным трудам молитвы. Сам Господь Бог обещает дать молитву молящейся душе.

 Если мы хотим растеплить уголек, то, соединив угольки вместе, должно с терпением дуть на них, ожидая возгорания.

Будешь дуть слишком сильно, порывисто - лишь искры вылетят из горящего уголька и ничего далее не произойдет.

Признаемся, что более всего делу молитвы вредит нетерпеливость.

Иной сегодня начал молиться, а завтра уже хочет достичь духовных плодов - освобождения от страстей, вселения в сердце благодати, дара Божественной любви и чуть ли не чудотворения.

Такие, с позволения сказать, "скорохваты" ничего доброго не добьются и могут даже заболеть гордыней или впасть в отчаяние.

Но если к терпению приложим время, с постоянством соединим рассудительность, предоставив Самому Господу увенчать наши малые, но настойчивые труды благодатью, она не заставит себя ждать.

Бог, видя мужественное усердие Своего ученика, не унывающего из-за естественных трудностей и недоумений, вскоре согреет наше сердце. Холодный и безжизненный уголек мало-помалу заимствует тепло и свет от своего пламенного соседа. Так и сердце постоянно молящегося человека постепенно очищается от страстей, согревается слезами покаяния и наконец само начинает излучать сияние Евангельской любви и радости. "Воспламенилось сердце мое во мне, в мыслях моих возгорелся огонь; я стал говорить языком моим", - так описано это состояние у царя Давида.

Внутреннее просвещение, даруемое молитвой, коренным образом изменяет человека.

Ум и сердце от внимательной и постоянной молитвы становятся более чуткими к добру и непримиримыми ко злу.

Последнее распознается уже не только в словах, но в чувствах и помыслах. В душе христианина просыпается отвращение и ненависть ко греху в любых его проявлениях.

Возрождение души, ее просветленное состояние передается и телу. Молитвенная жизнь не любит расслабленности телесных членов. Посмотрите на свечу: как она, дыша светом и теплом, устремлена к Богу! Так и мы, молясь, должны стоять прямо, а не сутулясь, воздавать честь Создателю не только духом, но и телом - благоговейно осеняя себя крестным знамением и совершая поклоны, поясные или земные.

Христианина, одушевляемого тайной непрестанной молитвой, опытные в духовной жизни быстро распознают.

Лицо его светло и чисто, глаза спокойные и в то же время радостные, движения чужды суеты, но и не замедленные.

Внимая себе самому, следя за своим сердцем, молитвенная душа бывает исполнена приветливости и желания послужить ближнему во славу Господа.

Тот, кто молится, не может быть навязчивым, спорливым, тяжелым в общении человеком.

Напротив, он не любит настаивать на своем, ибо "благодать не насилует", как говорили в старину благочестивые люди.

Когда Божий человек появляется среди светских и далеких от духовной жизни людей, из их разговоров сразу уходит дух празднословия, а тем более никто не позволит себе в его присутствии непристойных и нецеломудренных шуток.

Вместе с тем молитвенно настроенному христианину чуждо учительство, он вообще не любит выставлять напоказ благочестие, но тщательно скрывает его от окружающих. Истинная молитва избавляет душу от раздражительности, недовольства, но, напротив, побуждает за все, и благое, и скорбное, благодарить Бога, ибо с нами ничего случайного не происходит; а все, что случается, служит к нашей пользе. Как говорят, что Бог ни дает, то и хорошо. Как прекрасно бывает по весне вишневое дерево! Покрытое, словно невеста, белоснежным одеянием, оно своим тонким, едва уловимым ароматом привлекает к себе пчел, запасающихся здесь благоуханным нектаром. Христианин, который стяжал Святого Духа, бывает необыкновенно притягателен для окружающих его людей. Не отдавая себе ясного отчета, они стремятся к общению с ним, ибо чувствуют правду его слов, подтверждаемых добродетельной жизнью.

 Таковый может быть учителем, даже если уста его молчат. Говорят, что дурной пример заразителен. Но благой пример личности, находящейся в молитвенном единении с Создателем, имеет непобедимую силу.

Приобрети непрестанную молитву - и прозрачные ее воды оросят твое сердце, а затем растекутся по вселенной, утоляя всех, и праведных и грешных, жаждущих веры во Христа Искупителя.

протоиерей Артемий Владимиров

"Учебник жизни"


День семьи, любви и верности

(День Петра и Февронии)

День Петра и Февронии — общероссийский «День семьи, любви и верности», празднуется в России 8 июля. В этот день по православному календарю вспоминают святых благоверных Петра и Февронию Муромских, ставших в русской культуре олицетворением супружеской любви и верности.

Смотри, что дает людям союз любви, мудрый брак.

 Кто научил мудрости? Кто исследовал таинственное?.. Кто, как не брак, соединил море и сушу влажной дорогой и объединил раздельное друг от друга?" - вдохновенно и благоговейно восклицал Григорий Богослов, епископ-поэт. Примером именно такого, "мудрого" брака служит для нас житие муромских чудотворцев, запечатленное в относящейся к XVI веку "Повести о Петре и Февронии", которая представляет собой едва ли не единственный памятник русской агиографии, прославляющий святое брачное житие.

Пётр был младшим братом муромского князя Павла, жена которого страдала (так гласит легенда) от нападений блудного беса, являвшегося ей в образе "неприязненного летящего змея". Это мерзкое чудовище и было убито шестнадцатилетним Петром. Пронзенный мечом "неприязненный змей" окропляет юношу своей смертоносной кровью, отчего на теле Петра появляются струпы. В поисках лекаря, который мог бы исцелить его от этих язв, Пётр приходит в далекую рязанскую деревню, где живёт дева Феврония, дочь бортника-древолаза.

И вот тут-то автор жития и приходит к мысли о браке как о духовном лекарстве, которым человек исцеляется не только от телесных недугов, но и от душевных изъянов, при том, что сам брак зачастую заключается не только Божиим повелением, но, более того, Божиим принуждением. Коль скоро, по библейским понятиям, "жена есть уготована мужу от века", то, конечно, не вызовет удивления "дерзость" премудрой Февронии, которая угадала в Петре своего суженого и, прежде чем исцелить его, велела передать ему свой "ультиматум": "Если он не возьмет меня в жены, не буду лечить его". Возможно, кто-то и удивится такой, столь не ординарной для целомудренного века смелости, но автор жития явно держит сторону Февронии, полагая, что первым брачное предложение должен делать - независимо от пола - именно тот, кто оказывается более мудрым и более прозорливым. Мудрейшей и прозорливейшей оказалась дева? Тем лучше для неё ("Радуйся, Февроние, яко в женстей главе святых муж мудрость имела еси", - восхваляет ее повествователь).

Князь же Пётр, пленник сословной гордыни, с возмущением отвергает дерзостную мысль о "неравном браке": "Како князю сущу древолазца дщи пояти себе жену!" За свое нежелание покориться высшей воле князь Пётр был наказан возвращением своей болезни, и исчезнувшие было струпы появились на его теле снова. Не ведал того молодой князь, что под видом телесного лекарства предлагала ему дева лекарство духовное - тот елей совершенного, нелицемерного смирения, которым помазуется и упраздняется всякий грех. Однако под влиянием охватившей его безысходности Пётр на Февронии все-таки женился и тем получил себе всецелое исцеление от той болезни, которая была для него, как оказалось, "болезнью не к смерти, а к славе Божией".

Следующее испытание ждет не одного только Петра, но уже их обоих: после того, как подневольный жених обретает в заключенном от безысходности браке подлинное счастье, супруги проверяют крепость своего "союза любви, мудрого брака", на который восстали гордые муромские бояре, не желавшие иметь своей госпожой простолюдинку. Но напрасно вынуждали они Петра отречься от своей жены: не пожелав разлучаться друг с другом, супруги покинули город вместе.

Но оказалось, что любовь Петра и Февронии была не только их личной святыней, а святыней всего Мурома, утратив которую город утратил и осенявшую его благодать. Нестроения и междоусобные распри среди бояр достигли такой силы, что они были просто вынуждены вернуть (с почетом вернуть!) святых супругов обратно.

Приблизившись к концу своего земного бытия, Пётр и Феврония принимают монашеский постриг "в едино время", получая в иночестве имена Давида и Евфросинии и повелевая учредить для себя "в едином камени два гроба". Повелением этим, в сущности, и разрешается неразрешимое будто бы противоречие между браком и монашеством. Супруги, даже и облаченные "во монашеския ризы", желают умереть одновременно не только потому, что они продолжают любить друг друга, но еще и потому, что браком, согласно воззрениям Церкви, муж и жена соединяются "в одно существо - в одного человека с одной душой, но в двух лицах". Ну а если смерть отсекает от единого существа одну часть, одну половину, то как же возможно оставаться при этом в живых второй?

"...О сестра Евфросиния! Хощу уже отоитти от тела, но жду тебе, яко да купно отойдем", - велит передать сестре Евфросинии готовый умереть инок Давид. "Пожди, господине, яко дошию воздух (то есть покров) на святую церковь", - отвечает она. "Уже бо мало пожду тебе", - зовет ее Давид во второй раз, но Евфросиния еще продолжает свою работу. "Уже хощу преставитися и не жду тебе", - умоляет инок. И на этот раз Евфросиния, воткнув иглу в недошитый воздух, исполняет его просьбу: помолившись, они умерли в соседних монастырях в один день и час. Произошло это в 1228 году, 25 июня (8 июля по новому стилю), когда Церковь и празднует общую память преподобным. И напрасно пытались их, монаха и монахиню, похоронить в разных гробах: их тела чудесно обретались в общем, заранее приготовленном ими, гробе. (Теперь их общая гробница находится в приделе соборного храма Троицкого женского монастыря города Мурома.)

"И в будущем веке верные супруги безбоязненно встретятся и будут пребывать вечно со Христом и друг с другом в великой радости", - полагал Иоанн Златоуст, утверждая, что "любовь изменяет само существо вещей", потому что, как говорил апостол, "любовь никогда не перестанет, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится".

Отрывок из Слова Святейшего Патриарха Кирилла после Божественной литургии в день памяти святых благоверных князя Петра и княгини Февронии.

Пример святых Петра и Февронии учит нас тому, что такое семья и что такое любовь. Все вы знакомы с житием этих удивительных супругов, княживших во граде Муроме. Сейчас люди много говорят о любви, поют песни, слагают стихи, пишут книги; каждый вкладывает в это понятие то, что хочет вложить. Но у очень многих людей, особенно молодых, нет понимания того, что есть любовь; любовь ассоциируется с такими понятиями, как грех и распутство. Но в грехе и в распутстве нет любви — любовь может явить себя только в семейной жизни. А почему? А потому, что любовь — главная отличительная черта, присущая человеку. Любовь проявляет себя в способности одного человека отдавать себя другому человеку. Не может быть любви без жертвенности, любви без радостного служения другому. Неслучайно в сегодняшнем апостольском чтении из послания к Галатам мы находим замечательные слова: Друг друга тяготы носите, и тако исполните закон Христов (Гал. 6, 2). Так где же мы научимся носить тяготы друг друга? Как непросто сделать это на работе или в транспорте! Как там понесешь тяготы другого человека? Чаще всего люди всячески сопротивляются там любой опасности — реальной или вымышленной.

Но где человек может раскрыть свою душу, самые прекрасные качества своей души? Где он может взять на себя тяготы другого человека и так исполнить закон Христов? Да только там, где любовь — в семье. Семья есть школа любви, школа благочестия, школа человеческого счастья. Если разрушается семья — уходит любовь. А уходит любовь — Христос уходит, потому что это Его закон — закон любви для жизни всего рода человеческого.

Я очень надеюсь, что память святых Петра и Февронии Муромских, которая стала нашим народным праздником, поможет очень многим людям вступить в брак, освятить этот брак Таинством Венчания, а в браке — испытать себя на прочность, потому что непросто любить и непросто нести тяготы другого человека. Но Бог восхотел, чтобы именно через эту школу мужества и испытания формировалось человеческое счастье.

Не надо от брака ждать то, чего нередко ждут молодые люди — удовольствий и наслаждений. Если человек ради этого вступает в брачные отношения, то очень скоро он осознает, что не получает того, что хотел получить. И мы знаем, какой трагедией для нашего народа являются разводы, особенно распад первых браков, заключаемых в молодости. Но тот, кто вступает в брак с любовью, проносит это чувство через годы и, руководимый этим чувством, научается тому, как носить тяготы другого человека, — тот становится действительно счастливым в своей жизни, в жизни своих детей и внуков.


Вопрос священнику

Вопрос: Подскажите, как быть в ситуациях, когда слышишь про какую-нибудь трагедию, или случайно узнаешь про какое-то происшествие негативное - то есть где-то случается горе или неприятность, и это тебя "трогает"? Или когда при тебе ссора чья-то происходит?

Ответ:  Нужно помолиться. Преподобный старец Силуан Афонский говорит, что если пришло желание помолиться о ком-нибудь, это значит, что Господь хочет помиловать этого человека. А что это значит? То, что наша молитва нужна, ради нее Господь помилует того, о ком мы молимся. Велика сила любви и молитвы!

Вопрос: Батюшка, скажите, как объяснить ранние смерти - не от старости, а от несчастного случая? Если образ жизни нечестивый, то тут вроде понятно, а вот если человек добрый?

Ответ:   Судьбы Божии неисповедимы. И испытывать их не нужно. Можно, конечно, порассуждать и немножко поумничать. Человека можно уподобить плоду, а Бога – Садовнику. Садовник срывает плод, когда он готов. Иногда это происходит в конце жизни. Иногда, если, скажем, в плоде завелась гниль, или его точит червь – садовник не дожидается его полной зрелости, иначе плод пропадет. Господь Всеведущий. Он знает точно, когда человек наиболее готов к Вечности. Почему, скажем, умирает рано человек добрый? Естественная, не евангельская, доброта, как произведение плоти и крови, как врожденная добродетель человека, не может быть той силой, которая возводит человека все на новые и новые ступени Божественной добродетели. Более того, она будет ослабевать, не поддерживаемая и не утверждаемая Заповедью Божией. Вот Господь и забирает к себе человека, по нашим меркам – прежде времени, а по Своим – в самый раз.

Вопрос: Наша судьба - почему она именно такая, какая есть, и можно ли её изменить? Понятно, что у каждого свой крест, но вот, например, неужели человеку предначертано стать самоубийцей или кончить жизнь наркоманом, или погибнуть молодым в аварии? Или эти несчастья что-то вроде (как в притче) попытки облегчить, "укоротить" свой крест?

 Ответ:   Святитель Феофан Затворник: "Бог предвидит, как будет свободно действовать человек и сообразно с тем определяет, так что Божие определение опирается на жизнь человека, а не жизнь на определение".

 Человеку Богом предначертано одно – наследовать Царство Небесное, стать Сыном Божиим по благодати. Но человек несет на себе, прежде всего, бремя свободы. Если он предаст себя в руки Божии, Господь приведет его в Царство. Если отвергнет Божию власть и руководство придет сам в геенну. Любой человек желает облегчить свой крест. И нет ничего плохого, если, например, человек в болезни обращается к врачу. Но это облегчение не должно противоречить Заповедям Божиим, должно быть «законным». Самым надежным и законным путем облегчения креста является молитва, предание себя на волю Божию. И даже обращаясь в молитве к Богу об облегчении креста, мы должны иметь в виду следующее: «но не как я хочу, Господи, но как Ты. Буди воля Твоя святая на мне, Слава Богу за все!». Самоубийство Святитель Игнатий Брянчанинов именует «созревшим отчаянием», когда человек отвергает всякую веру и надежду на Бога.

Вопрос: Мы каждую минуту по дарованной нам свободе творим свой земной путь. А почему "старт" в жизни у всех разный, откуда мы приходим в этот мир?

Ответ:  В Библии сказано, что первый человек, Адам сотворен по образу и подобию Божию. Далее говорится, что Адам родил детей уже «по образу своему и подобию своему». Ребенок – образ и подобие родителей. Мы все несем на себе печать своего рода. Предрасположенность к греху, пороку, или к добродетели. И задача наша – добродетели развить, с грехами вести борьбу. Иначе грех, порок будет мучить наших детей еще в большей степени. Вот поэтому и старт у всех разный. Мне кажется, неся в себе страсти рода, мы каким-то образом, известным Богу, искупаем грехи наших прародителей. Лучше делать это осознанно, по любви, поменьше роптать на себя и на свой характер. Слава Богу за все!

На вопросы отвечал священник Казанского собора г. Ачинска Сергий Пигасов.


О простоте

Простоту разучились ценить.

Как-то незаметно для себя большинство из нас привыкает казаться, а не быть, привыкает «играть» себя, а не быть собой.

Желание выглядеть перед другими и перед собой так велико, «что человек в жертву ему приносит, искажая свою природу, даже самого себя – единственное и неповторимое, чем является каждая человеческая личность» (священник Александр Ельчанинов).

Много ли в нашем окружении людей, с которыми у нас простые искренние отношения?

Чаще всего – один, два. Перед остальными мы предстаем в «блестках» и «обертке». В образе.

Кажется, фраза «мир – театр, а люди в нем – актеры» никогда не потеряется в истории. Даже в семьях не часто встретишь простоту, искренность и доверие без «подкладки». Да и с самими собой всегда ли мы бываем честны и просты?

Разве не лукавим мы перед своей совестью, оправдывая свои не лучшие поступки и желания?

Мы искажаем свое личное представление о себе. Мы представляем себя благороднее, благочестивее, честнее, самоотверженнее.

Вместо того чтобы прекраснейший цветок своей души питать живой водой Слова Божия и таинств Церкви, мы пытаемся «украсить» его блестками тщеславия, губительного для его тонкой и простой природы.

А ведь простота – одна из самых привлекательных черт характера человека. Не примитивность, а именно простота. На простоту, непосредственность, естественность особенно откликается наше сердце. Соприкосновение с ними радует нас более, чем соприкосновение с талантом, интеллектом или иными достоинствами. В простоте виден отсвет образа Божия в человеке. Ведь Сам «Бог прост и несложен».

Слово «простота» происходит от древнерусского «прост» – прямой, открытый, свободный, простой. Простота пряма, чужда лукавства. Кстати, лукавый означает – кривой, изогнутый, похожий на лук.

Лукавым называют дьявола, о котором Спаситель говорит, что он лжец и отец лжи (Ин. 8,44).

Преподобный Иоанн Лествичник называет простоту блаженной простотой и броней против всех ухищрений лукавых бесов.

Человек, стяжавший простоту, живет по правде (правда и прямота опять же соединены в нашем сознании), он свободен от выбора между добром и злом, потому что утвержден в добре.

А ведь этот выбор бывает нам особенно мучителен: «Простота есть утвердившийся навык души, которая сделалась чуждою всякого различия и неспособною к лукавству».

Простота есть свойство детских и святых душ. Но у первых она – природная, а у вторых «претворенная из лукавства, через многие поты и труды».

Как-то ученики спросили у Иисуса: Кто больше в Царстве Небесном? Иисус, призвав дитя, поставил его посреди них и сказал: истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное; итак, кто умалится, как это дитя, тот и больше в Царстве Небесном» (Мф. 18,1-4).

Спаситель связывает святость и детскость. Какие же особенности у детского возраста?

Первое – это то, что душа ребенка, не знающая греха, не знает и различия: грех – не грех.

По слову преподобного Иоанна Лествичника: «Первое свойство детского возраста есть безразличная простота». В этом возрасте нет знания добра и зла. Ребенок на всё смотрит просто, без суда и анализа, и сам он прост, искренен и непосредственен. Таким был Адам до грехопадения.

А еще детскому возрасту присущи простота суждений и действий, умение жить в настоящем времени, данным часом и делом.

Ребенок не злобив, не завистлив, не знает амбиций.

Он совершенно зависим, но не тяготится этой зависимостью от родителей, а наслаждается ею, потому что любит их и верит им.

Он не тяготится своей зависимостью и «малостью» и не претендует на большее.

И, как записал русский священник Александр Ельчанинов в своем дневнике, «всё это мы имеем от рождения, как дар, который мы легкомысленно растериваем в пути и потом с муками и трудами собираем по крошкам растерянное богатство… Детскость утрачивается в жизни и восстанавливается в святости».

«Живи проще, и Господь будет ближе».

Жить просто – значит жить в согласии с совестью, без всяких сложных с ней переговоров и объяснений. В согласии с совестью вообще проще жить. И здоровее.

 Изначально, в детстве, мы правдивы и только со временем научаемся лгать и лукавить.

Любая ложь – насилие над собой. На этом основан принцип работы полиграфа или детектора лжи. Он улавливает это сопротивление лжи по реакции нашего организма. Она такая же, как если бы мы испытывали страх или стыд.

Точно так же противится наш организм и другим грехам. И чтобы не чувствовать себя некомфортно, мы чаще всего ищем себе оправдания. Простой пример. Идет человек по подземному переходу.

Там часто просят милостыню. Первая реакция – подать, тут и слова Спасителя вспомнятся: Просящему у тебя дай, и от хотящего занять у тебя не отвращайся (Мф. 5,42) . Всё просто. А денег жалко или лень доставать кошелек. Но и не подать с легким сердцем не получается. И тогда на помощь приходит лукавое оправдание: «Лучше бы работать шел», «Небось, пенсию получаешь, как и все», «Пил бы меньше», «Знаю я вас, врете всё, на жалость давите, а сами неплохо тут зарабатываете».

Подать – просто, не подать – уже сложнее.

С простотой рождаются, осложненность приходит к нам с грехами. И мир из простого превращается в сложный. Пушкинский Моцарт прост, и мир его прост и светел, а Сальери сложен, и мир его сложен, полон врагов, обид и несправедливости.

Он в постоянном анализе, и в результате лукавых размышлений талантливый друг видится врагом, причем не только личным, но врагом искусства. Он и убивает его не из тривиальной зависти, а как избранник, спаситель искусства. Именно так осложненно порой видятся нам наши грехи.

Муж бросает жену и ребенка, не потому что он прелюбодей, а потому что «она стерва», и он считает нечестным продолжать жить в браке без любви. Жена разводится с мужем не потому что просто устала от него (от его характера или даже какого-то порока), а потому что ребенку вреден пример такого отца.

Почти все разводы (по мнению их инициаторов) совершаются из лучших побуждений. Уйти от этой осложненности к правде и простоте можно и необходимо.

Научиться правдиво видеть себя редко получается сразу. Но если человек этого действительно хочет, он получает желаемое.

На исповеди кающийся говорит о своих грехах так, как он их видит в себе.

Пройдет время, и человек, вставший на путь покаяния, изменится.

Он перестанет прятаться за долгими объяснениями и оправданиями.

Прятать истину от себя и Бога. Он будет не просто констатировать грех, а «выплевывать» его из себя, потому что он ему ненавистен.

Знаете, есть замечательные натуры, имеющие особенный талант к покаянию (но чаще он приобретается, как говорится, потом и кровью). Люди, которых больше всего волнует не то, как они выглядят, а своя чистота.

Если мы будем откровенны с собой, людьми и Богом, прямы и правдивы, то со временем исчезнет не только наша личная «сложность», но и «сложность» мира выпрямится в нашем сознании. Под него не надо будет подстраиваться. А просто жить в нем.

«Слово пастыря» Протоиерей Сергий Николаев

по материалам журнала" Славянка"


ПИСЬМА

Игумена Никона (Воробьева)

*  *  *

Дорогая м.В.!

Мира и спасения желаю Вам и сестрам. Как вы все живете? Как здоровье? Хотелось бы повидаться с Вами, но пока один – нельзя никуда отлучиться. Надеюсь осенью приехать. Как-нибудь вырвусь.

Дорогая м.В., не слушайте других, да и своим мыслям воли не давайте судить кого-либо. Каждый своему Господу стоит или падает, а надо помнить, что, "любящему Господа все поспешествует во спасение", и от Господа стопы человеку исправляются. Никто сам не спасся, а Спаситель у нас у всех один. Человек может только желать спасения, а сам спасти себя не может. Надо желать спасения, сознав себя погибающим, негодным для царствия Божия (Аще сотворите вся повеленная...), и это желание спасения надо показать Господу мольбой к Нему и посильным исполнением воли Его, и постоянным покаянием. Но, так как при всем желании мы постоянно нарушаем заповеди, значит, и каяться надо постоянно.

И святые каялись до смерти, т.к. видели себя недостойными близости к Богу и, следовательно, недостойными царствия Божия. А чем грешнее человек, тем он меньше видит в себе грехов и тем больше и злостнее осуждает других. Истинным, неложным признаком правильности духовного устроения является глубокое сознание своей порчи и греховности, сознание своего недостоинства милостей Божиих и неосуждение других. Если человек не считает себя от всего сердца, а не языком только, непотребным грешником, тот не на правильном пути, тот, без всякого сомнения, находится в ужасной слепоте, в прелести духовной, как бы люди ни почитали его высоким и святым, хотя бы он был и прозорлив, и чудеса творил.

Всю жизнь мы творим свою волю, даже добрые дела наши оскверняются то своеволием, то тщеславием, то расчетами и прочее. Если поглубже всмотреться в себя, то каждый от всего сердца должен будет сказать слова утренней молитвы: "Боже, очисти мя грешного, яко николиже (т.е. никогда) сотворих благое пред Тобою". Это слова преп. Макария Египетского, одного из величайших святых. Как же мы, окаянные, судим и осуждаем других, и этим самым ставим себя выше их, как судьи? Как мы можем считать на правом пути того, кто не сознает себя (сознает, а не словами называет только) грешнейшим паче всех?

Дорогая м.В., захотелось Вам написать, и вот что написалось. Простите меня и помолитесь. Желаю Вам и сестрам мира, покаяния и не привязываться ни к чему земному. Простите.

Всем привет и благословение Божие.  Ник.1952 г.

*  *  *

Дорогая м.В.!

Мира, спасения, здравия телесного и радости

духовной желаю Вам!

Благодарю Вас за письмо. То, что Вам сообщила о мне М.С. и о том, как смотрит на меня епископ, я и сам знаю. Все же хотящии благочестно жити о Христе Иисусе гоними будут. Слышите, мать? Не только живущие, но и хотящие благочестно жить гонимы будут. А через кого? Через людей, которые поддаются внушению диавола.

Со сторожихой еще будет немалая возня. Но пора ее и удалить. Враг хочет как следует использовать ее с семьей, а также бывшего старосту. Они задались любой клеветой изгнать меня отсюда, и епископ уже поддался и хотел было перевести меня. Но дело-то я начал с его благословения и указания; даже, предвидя то, что теперь делается, предупредил его об этом.

Если он будет меня все же переводить из-за этого, то я, может быть, уйду из его епархии. Тогда только можно думать, что есть воля Божия на уход отсюда и переход куда-либо, может быть, и в Козельск. Без убеждения, что есть воля Божия приехать в Козельск, я никак не осмелюсь на этот шаг сам. Я вижу очень много трудностей для жизни и работы там. Писать об этом не буду. При первой возможности я постараюсь приехать к вам, известить вас. Я уверен, что, когда будет воля и благословение Божие, то устроится так, что сами будем удивляться.

Сочувствую Вам, дорогая м.В., в немощах Ваших телесных, ибо и сам стал чувствовать их. А о душе что сказать: нашему времени дан один подвиг – сознавать свои грехи и бессилие, каяться в них и терпеть без ропота все, что Господь попустит. Но и это совершить мы можем, только испрашивая постоянно помощи от Господа, т.е. должны по силе своей чаще обращаться молитвенно к Господу и никого ни в коем случае не осуждать, а всех прощать, чтобы по закону духовному самим не быть осужденными.

Вот и все. В Козельске много монашек, испорченных духовно: гордых, тщеславных, лукавых, осуждающих всех, вовсе не нуждающихся в совете духовном и не желающих его принять, воображающих, что они все знают.

И в Москве мне пришлось видеть, как одна пожилая уже монашка вступила в спор и брань со священником за то, что тот сделал что-то не по уставу. Ну, Бог да вразумит их.

Апостол Павел не любил созидать на чужом основании. Так же и многие духовники писали, например, Игнатий Брянчанинов. Как вдова, вышедшая вторично замуж, сравнивает прежнюю жизнь с настоящей, так и в духовном деле. Особенно у избалованных вниманием прежних духовников.

Простите, м.В., меня за все и помолитесь. Если с Вами будет очень плохо, то шлите телеграмму. Буду просить епископа, чтобы он пустил меня к вам. О.А. взяли от меня, не знаю, что будет дальше. Он хлопочет, чтобы обратно вернуться сюда.

Благословение Божие да будет с вами со всеми. Привет и благословение всем знающим меня.

Иер. Никон. 1952 г .


А.С. Пушкин

"Отче наш"

Я слышал — в келии простой

 Старик молитвою чудесной

 Молился тихо предо мной:

 "Отец людей, Отец Небесный!

 Да имя вечное Твое

 Святится нашими сердцами;

 Да придет Царствие Твое,

 Твоя да будет воля с нами,

 Как в небесах, так на земли.

 Насущный хлеб нам ниспошли

 Своею щедрою рукою;

 И как прощаем мы людей,

 Так нас, ничтожных пред Тобою,

 Прости, Отец, Своих детей;

 Не ввергни нас во искушенье,

 И от лукавого прельщенья

 Избави нас!.."

 Перед крестом

 Так он молился. Свет лампады

 Мерцал впотьмах издалека,

 И сердце чуяло отраду

 От той молитвы старика.

«ПРЕОБРАЖЕНИЕ»

Приложение к газете "Ачинский благовестник"

Издание Ачинской начальной Преображенской Православной гимназии

ВОЛШЕБНОЕ СЛОВО

Маленький старичок с длинной седой бородой сидел на скамейке и зонтиком чертил что-то на песке.

— Подвиньтесь, — сказал ему Павлик и присел на край.

Старик подвинулся и, взглянув на красное сердитое лицо мальчика, сказал:

— С тобой что-то случилось?

— Ну и ладно! А вам-то что? — покосился на него Павлик.

— Мне ничего. А вот ты сейчас кричал, плакал, ссорился с кем-то…

— Еще бы! — сердито буркнул мальчик. — Я скоро совсем убегу из дому.

— Убежишь?

— Убегу! Из-за одной Ленки убегу. — Павлик сжал кулаки. — Я ей сейчас чуть не поддал хорошенько! Ни одной краски не дает! А у самой сколько!..

— Не дает? Ну, из-за этого убегать не стоит.

— Не только из-за этого. Бабушка за одну морковку из кухни меня прогнала… прямо тряпкой, тряпкой…

Павлик засопел от обиды.

— Пустяки! — сказал старик. — Один поругает — другой пожалеет.

— Никто меня не жалеет! — крикнул Павлик. — Брат на лодке едет кататься, а меня не берет. Я ему говорю: «Возьми лучше, все равно я от тебя не отстану, весла утащу, сам в лодку залезу!»

Павлик стукнул кулаком по скамейке. И вдруг замолчал.

— Что же, не берет тебя брат?

— А почему вы все спрашиваете?

Старик разгладил длинную бороду:

— Я хочу тебе помочь. Есть такое волшебное слово…

Павлик раскрыл рот.

— Я скажу тебе это слово. Но помни: говорить его надо тихим голосом, глядя прямо в глаза тому, с кем говоришь. Помни — тихим голосом, глядя прямо в глаза…

— А какое слово?

Старик наклонился к самому уху мальчика. Мягкая борода его коснулась Павликовой щеки. Он прошептал что-то и громко добавил:

— Это волшебное слово. Но не забудь, как нужно говорить его.

— Я попробую, — усмехнулся Павлик, — я сейчас же попробую.

Он вскочил и побежал домой.

Лена сидела за столом и рисовала. Краски — зеленые, синие, красные — лежали перед ней. Увидев Павлика, она сейчас же сгребла их в кучу и накрыла рукой.

«Обманул старик! — с досадой подумал мальчик. — Разве такая поймет волшебное слово!»

Павлик боком подошел к сестре и потянул ее за рукав. Сестра

оглянулась. Тогда, глядя ей в глаза, тихим голосом мальчик сказал:

— Лена, дай мне одну краску… пожалуйста…

Лена широко раскрыла глаза. Пальцы ее разжались, и, снимая руку со стола, она смущенно пробормотала:

— Какую тебе?

— Мне синюю, — робко сказал Павлик.

Он взял краску, подержал ее в руках, походил с нею по комнате и отдал сестре. Ему не нужна была краска. Он думал теперь только о волшебном слове.

«Пойду к бабушке. Она как раз стряпает. Прогонит или нет?»

Павлик отворил дверь в кухню. Старушка снимала с противня горячие пирожки. Внук подбежал к ней, обеими руками повернул к себе красное морщинистое лицо, заглянул в глаза и прошептал:

— Дай мне кусочек пирожка… пожалуйста.

Бабушка выпрямилась.

Волшебное слово так и засияло в каждой морщинке, в глазах, в

улыбке…

— Горяченького… горяченького захотел, голубчик мой! — приговаривала она, выбирая самый лучший, румяный пирожок.

Павлик подпрыгнул от радости и расцеловал ее в обе щеки.

«Волшебник! Волшебник!» — повторял он про себя, вспоминая старика.

За обедом Павлик сидел притихший и прислушивался к каждому слову брата. Когда брат сказал, что поедет кататься на лодке, Павлик положил руку на его плечо и тихо попросил:

— Возьми меня, пожалуйста.

За столом сразу все замолчали. Брат поднял брови и усмехнулся.

— Возьми его, — вдруг сказала сестра. — Что тебе стоит!

— Ну отчего же не взять? — улыбнулась бабушка. — Конечно, возьми.

— Пожалуйста, — повторил Павлик.

Брат громко засмеялся, потрепал мальчика по плечу, взъерошил ему волосы.

— Эх ты, путешественник! Ну ладно, собирайся.

«Помогло! Опять помогло!»

Павлик выскочил из-за стола и побежал на улицу. Но в сквере уже не было старика. Скамейка была пуста, и только на песке остались начерченные зонтиком непонятные знаки.


СОВЕТЫ СТАРИКА

"Аисты, обступив отца, у которого от старости вылиняли перья, согревают его своими крыльями и доставляют ему обильную пищу, даже при полёте оказывают сильную поддержку, слегка поддерживая с обеих сторон своими крыльями. Эта заботливость птиц о состарившихся своих родителях… должна и наших детей… сделать отцелюбивыми. Ибо, конечно, нет человека, столь скудного благоразумием, чтобы не почёл он себе за стыд быть в добродетели ниже бессловесных птиц".

Святитель Василий Великий

Давным-давно в одной стране существовал страшный обычай. Старых людей, которые были не в силах больше работать, уводили в лес и оставляли на съедение медведям и волкам. И никто не осмеливался оставить дома своих старых родителей — все зорко следили за тем, чтобы закон предков свято выполнялся.

В те времена жил в этой стране один старый седой человек. У него был сын, а у сына — свой сын. И вот сын старика стал замечать, что его отец уже не может как следует работать.

"Пора отцу оставить этот мир", — решил сын.

Он взял салазки, привязал к ним отца и повёз в лес. А маленький внучек бежал сзади.

Сын отвёз отца в чащу, опрокинул салазки в снег и сказал: "Пусть лежит вместе с салазками!" Но его бойкий сынок тотчас закричал: "Нет, я свои салазки тут не оставлю!"

"На что тебе такие никудышные салазки?"

"А если у меня не будет салазок, то на чём же я тебя в лес повезу, когда ты состаришься?"

Услыхав это, сын старика задумался: "Сынок обещает мне такой же конец, какой я приготовил своему отцу. Нет, так нехорошо!".

И он повёз отца обратно домой. В сумерках, въехав во двор, он сразу спрятал отца в погреб, чтобы соседи не видали. И каждый день носил ему туда есть и пить.

В тот год на скотину напала повальная болезнь. Начали гибнуть лошади, коровы, овцы, свиньи...

Тут старый отец дал сыну совет: "Держи хлев в чистоте. Отдели больную скотину от здоровой. Давай больной скотине такое-то и такое-то лекарство".

Вот у сына старика почти весь скот и сохранился. А у соседей много скота погибло. И все удивлялись: откуда ему такое счастье?

Был в той стране обычай на осенний праздник забивать много скотины. Люди ели мясо и праздновали несколько дней подряд. Старик снова дал совет сыну: "Обойдись сегодня без пиров. Скота осталось мало, его надо приберечь".

Сын послушался. А когда наступила весна, он мог вспахать поле, потому что и лошади, и волы у него остались целы. А у других ни волов, ни лошадей — всё съели на праздниках. Поле вспахать не на чем. И поэтому вскоре в стране наступил голод.

Старик, сидя в погребе, заметил, что в деревне плохи дела: сын стал давать ему один только ячменный хлеб, да и то не вдоволь. Как-то он спросил сына: "Почему ты больше не даёшь мне ни кусочка ржаного хлеба?"

"У нас сильный голод, — ответил сын, — и особенно плохо не то, что есть нечего, а то, что и поле засеять нечем".

"Тяжелые времена, — вздохнул старик, — но не печалься, сын мой. Будут у тебя семена".

"Откуда же?"

"Сними полкрыши с овина, обмолоти старую солому, в ней ещё много зерен".

Сын так и сделал. Снял половину крыши с овина, обмолотил старую солому и получил мешок ржи.

Он тут же спустился в погреб к отцу и рассказал ему о своей радости: целый мешок зерна намолотил из старой соломы.

Тогда отец сказал: "Теперь сними другую половину крыши с овина и обмолоти".

Сын снял другую половину крыши с овина, обмолотил старую солому и снова получил целый мешок зерна.

"Теперь посей рожь!" — сказал отец.

Сын посеял рожь. Хлеб уродился хороший. И сами сыты, и семян на будущий год довольно.

Соседи не могли понять, где этот молодой крестьянин в такие голодные времена достал семян. Они начали подсматривать за его домом и дознались, что он прячет в погребе своего старого отца. И сразу пошли жаловаться королю.

Король призвал виновного в замок и спросил: "Это верно, что ты нарушил древний обычай и оставил в живых своего немощного отца?"

Крестьянин ответил: "Признаюсь, виновен!"

"Как ты осмелился в голодные времена кормить старика, который не работает?"

"Человеку нужна не только работа, но и совет. Без отцовского совета мы с женой и детьми умерли бы с голоду".

"Как же так? Тебе же пришлось кормить лишний рот!"

"Ах, король! Умный совет всегда оправдывает такой расход".

И рассказал, как он поступал по совету старого отца.

Теперь и король понял, что без доброго совета людям не обойтись и что только тот настоящий советчик, кто больше видел и пережил на своём веку. И тогда король издал закон: стариков больше не отвозить в лес на съедение зверям, а детям заботиться о своих беспомощных родителях до последней минуты их жизни.

Почитай отца своего и матерь свою, чтобы тебе было хорошо и чтобы ты долго жил на земле. (Пятая Заповедь Божия).


Объяснение детям молитвы «Отче наш»

Недавно мне пришлось разговаривать с молодой женщиной, приехавшей из Советского Союза в Америку несколько лет тому назад. Родители ее были коммунисты, члены партии. Верующая бабушка умерла давно, так что внучку ничему научить не смогла. Дети росли, никогда не слыша о Боге, ничего не зная ни о Церкви, ни о молитве, никогда не видали икон. Но, как это ни удивительно, мать-коммунистка научила своих детей только одному: словам молитвы Господней «Отче наш». В 18 лет она пришла к вере и крестилась. Меня поразило именно то, что мать-коммунистка почувствовала в словах этой молитвы что-то столь драгоценное, что захотела передать это своим детям.

Родители-христиане обыкновенно начинают читать эту молитву с детьми до того, как они способны понять ее смысл. Детям можно рассказать, как однажды, когда Иисус Христос кончил молиться, ученики стали просить Его научить их молиться. Иисус Христос научил их той молитве, которую мы называем «Молитвой Господней» — «Отче наш». Маленькие дети постепенно учатся повторять за родителями слова, — когда-нибудь они услышат, как поют эту молитву в храме. Вполне достаточно, если они поймут, что Иисус Христос научил нас называть Его — Отцом. Ведь Бог любит нас, как добрый отец — своих детей. Понемногу можно, в ответ на вопросы, объяснять непонятные слова: «царство», «насущный хлеб», «долги». Когда же дети становятся старше, недостаточно просто объяснять непонятные слова. В молитве Господней заключено целостное миросозерцание, особое понимание нашего отношения к Богу, к жизни, к самому себе.

В Русской Православной Церкви эту молитву читают и поют по-славянски. Славянский текст ее весьма прост и понятен. Но есть, разумеется, перевод на современный русский, как и на все языки мира. Мы будем пользоваться славянским текстом.

Возьмем хотя бы первые слова:

«Отче наш, иже еси на небесех...»,то есть «Отче наш, сущий, существующий на небесах...». 

Вероятно, большинство детей слыхали о том, что космонавты, летая в космос, там Бога не видели.

Что же означают слова «на небесех»? Значит ли это, что если мы достаточно высоко поднимемся в небо, то увидим Бога? Нет, мы знаем и верим, что Бог невидим. Если бы Бога можно было видеть, то невозможно было бы говорить о вере в Бога. Мы не можем верить в дом, в вещь, в то, что мы можем потрогать, увидеть, осязать. Но мы верим в любовь к нам кого-то, мы можем доверять искренности человека, верить в добро. То, во что мы верим, всегда невидимо, поэтому вера всегда свободна, — ты можешь верить, а можешь и не верить. Нельзя заставить верить. И когда мы называем Бога нашим Отцом Небесным, то мы хотим этим сказать, что кроме нашего видимого, физического мира, есть другой мир, — духовный, невидимый. Он столь же реален, как и окружающий нас видимый мир, в котором действуют и влияют на нас духовные силы — любовь, радость, раскаяние, жалость, верность и многое другое. Первыми словами молитвы Господней мы утверждаем нашу веру в духовный мир, окружающий нас, и нашу веру в Бога — благого, любящего, всемогущего и невидимого нам Отца.

В любом языке, подбирая доступные нам понятия и впечатления, трудно найти более подходящий символ духовного мира, чем небо — безграничное, бесконечное, вечно прекрасное и таинственное. Небо и еще более таинственный космос учат нас молитвенно обращаться к Богу. Иисус Христос всегда употреблял доступные нам понятия: «небо», говоря о духовном мире, «хлеб», говоря о наших земных нуждах, «долги», говоря о наших отношениях с людьми.

«Да святится Имя Твое...» 

Пусть в нашей жизни славится Имя Божие. Часто это прошение объясняют детям, как требование благоговейно употреблять слово «Бог», как грех «божбы». Но мне кажется, понятнее и полнее объяснить детям, что мы, христиане, призваны жить так, чтобы нашей жизнью прославлялось Имя Божие. 

С этим связано и следующее прошение «Да приидет царствие Твое», — детям часто непонятное. В этом прошении есть, конечно, таинственная надежда всех христиан на второе пришествие Иисуса Христа и установления царства Божия на земле. Но по учению Отцов Церкви, это есть молитва и о том, чтобы Господь воцарился в душе каждого из нас. И апостол Павел пишет в своем послании к Римлянам: «Ибо царствие Божие... праведность и мир и радость во Святом Духе...» (Рим. 14,17). Именно такое понимание этого прошения в молитве «Отче наш» ближе детям. Они опытно знают состояние радости, мира и любви, ведь о детях сказал сам Иисус Христос, что «таковых есть Царство Небесное» (Мф. 19,14).

Следующее прошение «Да будет воля Твоя» — очень важно для воспитания основного христианского отношения к нашей жизни. Дети, да и не только дети, часто обращаются к Богу с конкретными просьбами, просят Бога исполнить то или другое их желание, важное или неважное. 
Способность познавать, что в жизни надо искать не осуществления своих случайных желаний, а осуществления высшей Божьей воли, Божьего замысла о нас, — основа основ христианского отношения к жизни. Мне часто приходилось рассказывать детям пример из жизни двух святых отшельников, живших в пустыне.:

Сговорились они посадить каждый у входа в свою келью пальму, чтобы давала она им тень в дневную жару. Встречаются они через некоторое время, и один отшельник говорит другому: «Вот, брат, молюсь я Богу, чтобы послал Он дождь на мою пальму, и каждый раз Он исполняет мою просьбу. Молюсь о солнечных днях, и Бог посылает мне солнце. А ведь, смотри, твоя пальма растет куда лучше моей. Как же ты молишься о ней?» И ответил ему другой отшельник: «А я, брат, просто молюсь: Господи, сделай так, чтобы моя пальма росла. А уж Господь посылает и солнце и дождь, когда нужно».

Детям постарше стоит объяснить, что прошение «Да будет воля Твоя» — не только способность принимать волю Божию, но, что важнее, стремление осуществлять ее.

Прошение «о хлебе насущном» учит нас не беспокоиться о многих наших нуждах, о том, что нам только кажется нужным. И собственным примером, и в беседах с детьми важно научить их разбираться в том, что нам в нашей жизни действительно необходимо «как хлеб насущный», а какие желания временны и несущественны.

«Остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим». 
Когда мы грешим, мы виноваты перед Богом. И если мы каемся, Бог прощает нам грехи наши, как отец прощает ушедшего из родного дома сына. Но часто люди бывают несправедливы друг к другу, обижают друг друга, и каждый ждет, чтобы другой стал справедливее. Часто мы не хотим простить другому его недостатки, а этими словами молитвы Господней Бог учит нас прощать грехи и недостатки других, поскольку мы желаем, чтобы и Бог простил наши грехи.

И, наконец, последнее прошение «Не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого» ставит перед подрастающим ребенком вопрос о зле, об искушении, о борьбе со злом, которая происходит в душе каждого из нас. 

Чтобы воспитать в человеке христианское понятие о зле и добре, недостаточно только объяснить слова этого прошения молитвы «Отче наш». Повествование за повествованием, поучение за поучением, притчу за притчей находим мы в Священном Писании, которое помогает нам постепенно понять, что в мире есть зло, злая сила, сопротивляющаяся благому, доброму замыслу творения Божия.

Эта злая сила постоянно старается привлечь нас, подчинить нас себе, «искушает» нас. Поэтому нам часто хочется сделать что-то дурное, хотя мы и знаем, что это плохо. Без помощи Божией мы не могли бы бороться с искушениями, поэтому мы просим Его помощи, чтобы не поддаваться дурным желаниям.

Христианское воспитание нравственности сводится к развитию в человеке способности осознавать в себе плохое — плохим. Распознавать в себе злые намерения и побуждения, действия или чувства, сожалея о том, что подумал или поступил плохо, т. е. покаяться. А каясь, знать, что Бог всегда прощает кающегося, всегда встречает его с любовью, радуется ему, как отец в притче о блудном сыне радуется возвращению своего согрешившего и покаявшегося сына.

В христианской нравственности нет места ни отчаянию, ни унынию.

С.Куломзина " Наша церковь и наши дети"



Rambler's Top100 Яндекс цитирования

© Официальный сайт Казанского кафедрального собора г. Ачинска. При использовании текстовых материалов ссылка на сайт www.aksobor.ru обязательна. Воспроизведение фотоиллюстраций допускается на условиях и с письменного разрешения их авторов. Хостинг от компании СиНТ