ГЛАВНАЯ  |  БЛАГОЧИНИЕ  |  ГИМНАЗИЯ  |  ГАЗЕТА  |  ИСТОРИЯ  |  СВ. ДАНИИЛ АЧИНСКИЙ  |  БИБЛИОТЕКА  |  АЗЫ ПРАВОСЛАВИЯ  |  ВОПРОС СВЯЩЕННИКУ  |  ОБЪЯВЛЕНИЯ

Поиск
Казанский собор г. Ачинск

Храм св. Даниила Ачинского

ПРАВОСЛАВНОЕ РАДИО:

Слушать радио


ПРАВОСЛАВНОЕ

ТЕЛЕВИДЕНИЕ:


№ 3 март 2011 г.

Великий пост - Весна Духовная

Вот пришла к нам, возлюбленные братья и сестры, весна Духовная, подобно весне естественной, за которой мы наблюдаем и видим, как под влиянием солнечных лучей начинает оживать все творение Божие, как бы просыпаться после зимнего сна. Прежде всего появляется травка, а там уже и подснежники - первые цветочки, и радуют они наше сердце, наш глаз. Вот подобным образом Духовная весна оживляет наши души. Если бы не было этого Великого поста - Святой Четыредесятницы, то мы бы с вами так и уснули бы в своей зимней спячке и спали бы без пробуждения. Но Церковь Святая, зная наши немощи, она нам и дала эту Духовную весну - Святую Великую Четыредесятницу. И каждый из нас вспомнил о том, что он человек грешный, что нужно покаяться в своих грехах, что нужно исправить свою жизнь. И каждый из нас стремится во время этого Великого поста посетить храм Божий, омыть свою душу в Таинстве исповеди слезами покаяния и посвятить ее причащению Святых и Животворящих Христовых Тайн. Те, кто ходит часто в храм Божий во время Великого поста, тот кто внимательно слушает о чем молится Церковь, тот наверняка обратил внимание, что очень часто повторяется в храме одна и та же молитва: «Господи и Владыко живота моего». И вот в этой молитве, которую сочинил Великий отец преподобный Ефрем Сирин, Церковь нам напоминает о чем мы должны больше всего молиться во время Святой Великой Четыредесятницы, и о чем мы должны заботиться постоянно, Вот обратим свое внимание на первые слова, в которых каждый христианин просит: «Господи и Владыко живота моего. Дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия не даждь ми». Видите от чего человек должен оберегать себя - от праздности, в первую очередь, не быть праздным, т.е. постараться занять все время свое полезным ей спасительным трудом. Каждый христианин должен помнить, что день его должен проходить в молитве и труде. «Молись и трудись», - так говорили святые Великие угодники Божии.

Молитва и труд - они как два крыла человека возносят в Небо. Тот, кто на практике испытал, кто молится и трудится целый день, тот знает, что ему никогда не приходится скучать, никогда не бывает ему досадно, противно, потому, что он все время в действии, все время занят. А вот тот человек, который находится в праздности, то вы сами знаете на опыте, что от праздности слоняешься из угла в угол и не знаешь куда себя деть, чем себя занять, и все тебе противно, и все тебя раздражает и ждешь, хотя бы скорей настала ночь, чтобы уснуть. Вот что порождает праздность. За праздностью идет уныние. Вот Ефрем Сирин и просит Бога и нас учит, чтобы мы просили: «Дух праздности, уныния... не даждь ми». Дальше преподобный отец заметил, что в каждом человеке преобладает эгоизм, каждый старается покорить себе своих близких, каждый старается настоять на своем, т.е. предпочитает быть начальником, командовать всеми. Так вот, это очень серьезная болезнь духа человеческого, которая называется любоначалие, т.е. любовь к начальствованию, любовь к повелению. И вот мы видим, что в семьях, где начинает жена повелевать, командовать, забывая, что она в подчинении мужа находится, то в такой семье уже не будет порядка. Почему? Да потому, что сам Бог повелел - начальником быть в семье отцу, он глава семьи, он должен задавать тон, он должен говорить что и как делать, и все ему должны подчиняться и дети, и внуки, и жена. Но если дети будут видеть, что мать не подчиняется отцу, то, естественно, они будут брать с нее пример, пример неподчинения. И тогда эта несчастная жена, которая старалась настоять на своем, в конце концов, приходит в храм Божий к священнику и жалуется, что нет порядка в семье: и муж не слушает и дети не слушают. И когда начинаешь выяснять вопрос этот, то оказывается, что в семье командует мать, она взяла власть в свои руки и начальствует. И вот эта болезнь и привела к разрухе семьи, потому, что получается анархия в семье. Там, где все командуют, там порядка не будет. Вот почему Святая Церковь напоминает нам, бороться с любоначалием.

Еще одна болезнь о которой мы сегодня вспомним - это празднословие. Эта болезнь повсеместная, всюду она бывает и в доме, и на работе, везде. Человек только встретил другого и начинает празднословить, т.е. говорить слова, которые совершенно не нужны, которые совершенно безполезны. Слово - это величайший дар Божий, а мы этого не замечаем, потому, что мы имеем этот дар, но если бы мы лишились этого дара или глянули на так называемых глухонемых, которые пальцами объясняются, то мы бы тогда почувствовали, насколько мы имеем преимущество перед ними, мы имеем дар Божий редкий. А для чего нам дан этот дар Божий? Неужели для того, чтобы мы празднословили, или рассказывали анекдоты глупые, или осуждали кого-либо? Дар Божий этот - речь, дана нам, прежде всего, для славословия Божия и, второе, для того, чтобы мы шли и поучали все народы, несли в мир весть Евангельскую, ибо Господь всем нам говорит: «Идите, научите все народы». Чему научить? Как жить по-христиански. Вот как мы должны употреблять великий дар Божий - нашу речь. Аминь.

Протоиерей Михаил Бойко


АЗЫ ПРАВОСЛАВИЯ

ОБ ИСПОВЕДИ

Митрополит Сурожский Антоний (Блум)

"Аще речем, яко греха не имамы, себе прельщаем, и истины несть в нас. Аще исповедаем грехи наша верен есть и праведен, да оставит нам грехи (наша) и очистит нас от всякия неправды". 1 Ип. 1,8-9.

Я хочу остановиться на частной исповеди и обратить ваше внимание на следующее: человек исповедуется Богу. В поучении, которое священник произносит пред исповедью каждого человека, говорится: «Се, чадо, Христос невидимо стоит пред тобою, приемля исповедание твое. Я же только свидетель». И это надо помнить, потому что мы исповедуемся не священнику и не он является нашим судьей. Я бы сказал больше: даже Христос не является в этот момент нашим Судьей, а является сострадающим нашим Спасителем. Это очень, очень важно.

Когда мы приходим на исповедь, мы находимся в присутствии свидетеля. Но что это за свидетель? Какова его роль? Свидетели бывают различные. Вот случилась авария на дороге. Какой-то человек стоял при дороге и увидел, что случилось. Его спрашивают: «Что произошло?» Ему совершенно все равно, кто прав, кто виноват. Он просто говорит, что он видел своими глазами. Есть другой род свидетеля. На суде один свидетельствует против подсудимого, а другой свидетельствует в его пользу. Так и священник. Он стоит перед Христом и говорит:

— Господи, прими его, потому что он к Тебе пришел в покаянии. Прими его. Если мне его жалко, то, конечно, и Тебе его жалко, даже больше, чем мне. Я его спасти не могу. Я могу с ним чем-то поделиться, в чем-то помочь, но Ты можешь его преобразить.

Есть третий род свидетеля. Во время заключения брака самого близкого человека приглашают быть свидетелем. Им является тот, который в Евангелии назван другом жениха. Можно было бы сказать, что в нашей практике он также и друг невесты. Человек, близкий жениху и невесте, может разделить с ними самым полным образом радость преображающей встречи, соединяющей чудо. Священник занимает именно такое положение. Он друг жениха. Он друг Христов, который кающегося приводит к жениху - Христу. Он тот, кто так глубоко связан любовью с кающимся, что готов с ним разделить его трагедию и привести ко спасению.

В частной, личной исповеди человек должен прийти и свою душу изливать. Не смотреть в книжку и не повторять слова других. Он должен поставить перед собой вопрос: если бы я стал перед лицом Христа Спасителя и перед лицом всех людей, которые меня знают, что бы явилось предметом стыда для меня, что я не мог открыть с готовностью перед всеми, потому что слишком было бы страшно от того, что меня увидят таким, каким я себя вижу? Вот в чем надо исповедоваться. Поставь себе вопрос: если моя жена, мои дети, самый мой близкий друг, мои сослуживцы знали бы обо мне то или другое, было бы мне стыдно или нет? Если стыдно — исповедуй. Если то или другое было бы мне стыдно открыть Богу, Который и без того это знает, но от Которого я стараюсь это спрятать, мне было бы страшно? Было бы страшно. Открой это Богу, потому что в тот момент, когда ты это откроешь, все, что ставится в свет, делается светом. Тогда ты можешь исповедоваться и произносить свою исповедь, а не трафаретную, чужую, пустую, бессмысленную.

Особенно, когда речь идет о детях, надо помнить, что детям нельзя навязывать исповедь, которая не является их исповедью. Им нельзя говорить: «Ты запомни, что ты меня рассердил таким-то образом, что ты поступил неправо таким-то образом, вот покайся в этом». Надо дать ребенку стать перед Богом, как перед другом, и с ним поделиться всей своей жизнью и душой, своей болью о родителях, даже тем, как он ее иногда тяжело переживает.

Ко мне иногда приходят люди, которые вычитывают мне длинный список грехов, какие я уже знаю, потому что у меня те же самые списки есть. Я их останавливаю.

— Ты не свои исповедуешь грехи, — говорю я им, — ты исповедуешь грехи, которые можно найти в Номоканоне или в молитвенниках. Мне нужна твоя исповедь, вернее, Христу нужно твое личное покаяние, а не общее трафаретное покаяние. Ты не чувствуешь, что ты осужден Богом на вечную муку из-за того, что ты не вычитывал вечерних молитв, или не читал канона, или не постился.

Иногда бывает так: человек старается поститься, потом срывается и чувствует, что он осквернил весь свой пост и ничего не остается от его подвига. На самом деле все совершенно не так, Бог иными глазами на него смотрит. Это я могу разъяснить одним примером из своей собственной жизни. Когда я был доктором, то занимался с одной очень бедной русской семьей. Денег я у нее не брал, потому что никаких денег не было. Но как-то в конце Великого поста, в течение которого я постился, если можно так сказать, зверски, то есть не нарушая никаких уставных правил, меня пригласили на обед. И оказалось, что в течение всего поста они собирали гроши для того, чтобы купить маленького цыпленка и меня угостить. Я на этого цыпленка посмотрел и увидел в нем конец своего постного подвига. Я, конечно, съел кусок цыпленка, я не мог их оскорбить. Я пошел к своему духовному отцу и рассказал ему о том, какое со мной случилось горе, о том, что я в течение всего поста постился, можно сказать, совершенно, а сейчас, на Страстной седмице, я съел кусок курицы. Отец Афанасий на меня посмотрел и сказал:

— Знаешь что? Если бы Бог на тебя посмотрел и увидел бы, что у тебя нет никаких грехов и кусочек курицы тебя может осквернить, Он тебя от нее защитил бы. Но Он посмотрел на тебя и увидел, что в тебе столько греховности, что никакая курица тебя еще больше осквернить не может.

Я думаю, что многие из нас могут запомнить этот пример, чтобы не держаться устава слепо, а быть прежде всего честными людьми. Да, я съел кусочек этой курицы, но я его съел для того, чтобы не огорчить людей. Я ее съел не как скверну какую-то, а как дар человеческой любви. Я помню место в книгах отца Александра Шмемана, где он говорит, что все на свете есть не что иное, как Божия любовь. И даже пища, какую мы вкушаем, является Божественной любовью, которая стала съедобной...

Важно знать, что:

ВО ВРЕМЯ ИСПОВЕДИ КАЮЩИЙСЯ НЕ ДОЛЖЕН:

- произносить тех грехов, в которых прежде каялся, получил отпущение и не повторял их;

- вспоминать других лиц, соприкосновенных к грехам своим, а только себя осуждать;

- произносить грехи со всеми околичностями (излишними подробностями скрывающими суть дела), нужно признаваться в них в общем, чтобы частным разбором оных не возбуждать соблазна в себе и в духовнике.

Покаяние должно быть искреннее и совершенно свободное, а никак не вынужденное временем и обычаем или лицом исповедующим (Св.Иоанн Кронштадтский).

И каждому следует помнить слова Архиепископа Иоанна Шаховского: «Значение покаяния не в признании себя грешником - это было бы слишком просто, а в изменении образа жизни, приводящего ко греху».


«Грех неведения моего не помяни»

автор: Виктор Судариков

Люди приходят в Церковь разными путями. Но, придя, сталкиваются с одной и той же проблемой. Вера требует осознания и живого молитвенного участия.

Незнание и грех

Христиане исповедуют, что избавление человека от греха лежит в основе спасительной миссии воплотившегося Бога - Иисуса Христа. (Мф. 1, 21, 1; Ин. 2,2, 1 Кор. 15, 3 и др.). Понимая личный грех как поступок, слово, мысль против совести и заповеди Божией, они осознают, что Христос умер и воскрес, чтобы нам "не быть уже рабами греху" (Рим. 6, 6).

Однако в современном православном церковном обиходе слово "грех" конкретизируется достаточно многообразно:

- как отступление от Бога и Церкви (уклонение в иные веры и конфессии, обращение к гадателям, вера в магию и т.д.);

- как пагубное внутреннее состояние, одержимость страстью (гордость, зависть, уныние, отчаяние, леность и т.д.);

- как нарушение нравственных норм (убийство делом и словом, ненависть, блуд, воровство, обман и т.д.);

- как отсутствие ревности в духовной жизни (редкая исповедь, опущение молитв и чтения Святого Писания, посещения храма, нарушение постов и т.д.).

Интернет-дискуссии, прошедшие недавно, напомнили еще одну, иногда забываемую, сторону этого понятия - грех как незнание собственной веры, как игнорирование учения Церкви. Казалось бы, ничего нового в таком понимании греха нет. Чтение Символа веры входит в чинопоследование исповеди (См. Протоиерей Геннадий Нефедов. Таинства   и   обряды   Православной   Церкви ).

Авторитетнейший духовник современной Русской Православной Церкви, приснопамятный архим. Иоанн (Крестянкин) писал в своей, ставшей общеупотребительной, работе «Исповедь по десяти Заповедям Закона Божия»: «Первая обязанность. Мы должны иметь истинное познание о Боге. А имеем ли мы это истинное познание о Боге?... И мы еще оправдываемся, что нам негде почерпнуть эти правильные понятия о Боге, что нас никто не учил и не учит этому, но этим стремлением оправдаться мы усугубляем свою вину, ибо это неправда!»

Однако и Символ веры при исповеди читается крайне редко. Да и в современных пособиях по исповеди незнание веры, как грех, либо вообще не упоминается, либо упоминается вскользь, одной общей фразой. На исповеди прихожанина чаще спросят о числе прочитанных канонов накануне, чем о понимании Символа веры. А если нас попросят его прочитать, кто-то, наверное, еще и обидится.

Если учесть, что внимательная подготовка к Крещению у нас встречается очень нечасто, получается весьма грустная картина: человек вступает в Церковь без оглашения, затем, ощущая внутреннюю потребность, ходит в храм многие годы, может быть, прикладывает какие-то нравственные усилия и старания, но при этом сохраняет очень приблизительные представления о вере. И, как следствие, духовники, особенно в провинции, встречают у людей, даже не один год являющихся постоянными прихожанами, более чем вольные представления о христианской догматике (вплоть до включения в число Лиц Святой Троицы Пресвятой Богородицы, иногда, фактически, монофизитство, неверие в жизнь вечную, жуткие суеверия и т.д.), которые, будучи озвученными, могут «потянуть» на серьезную ересь.

Что может быть следствием незнания веры?

Во-первых, не зная собственную веру, мы сами всегда начнем где-то ошибаться в жизни. Ведь вера определяет наши слова и поступки.

Конечно, знание не может избавить нас от испытаний и ошибок. А вот его отсутствие при прерванности духовной традиции гарантированно приведет к каким-либо искажениям в духовной жизни, к принятию некой, пусть маленькой, лжи о вере (например, начинаем воспринимать обряд не как выражение любви и молитвы к Богу, а как спасительное само по себе действие).

Во-вторых, не зная свою веру, мы никого ей не научим. В жизни человек, не знающий веры, не сможет, вопреки апостольскому слову, «быть готовым всякому, требующему отчета в его уповании, дать ответ с кротостью и благоговением». (1Пет.3:15)

Поэтому наши сетования по поводу ушедших «на страну далече» наших ближних, в том числе, обратим и на собственное незнание.

При появлении некоего "харизматичного", т.е. умеющего влиять на людей, лидера человек, верящий неосознанно, становится довольно легко управляемым. И, несмотря на многолетний опыт церковной жизни, он легко может пополнить отряд сектантов или раскольников (руководимый людьми, догматику подчас знающими и сознательно ее исказившими), что мы в жизни иногда и видим.

И еще об одном распространенном заблуждении. Многим, оказывается, трудно выделить основы веры, отделить главное от производного и второстепенного. Скажем, информация об антихристе является, безусловно, второстепенной по отношению к рассказу о Христе. Чинопоследование Таинства – производное от его смысла и значения. И т.д. Если этого не понимать, то легко впасть в расколы или просто крупные заблуждения.

С другой стороны, понятно, что догматические тонкости – дело сложное и исповедь не может стать экзаменом по догматике. Вопрос в том, где та золотая середина, ниже которой незнание своей веры фактически отторгает человека от Церкви?

Вопрос этот, в принципе, прост. Именно для этого у нас есть Символ веры. Знаем его, осознаем каждое слово, понимаем связь его с нашим спасением и при этом верим в Живого Бога, а не просто в спасительность и правильность написанного – значит, мы, по крайней мере, единодушны в вере с Церковью. Это не делает нас праведными. Но, в сочетании с принятием Таинств и старанием жить по вере, делает нас христианами. Пусть пока и немощными и грешными… Но христианами, а не просто - «во что-то» верящими.


Слово в Прощенное Воскресенье

Почему это люди – все мы и множество других людей – приходят в Церковь, присоединяются к Церкви Христа? Не потому ли, что это место, куда все могут прийти с уверенностью, что они любимы, что они будут приняты как братья и сестры, как дети или как родители: с лаской, с благоговением, с заботливостью... Мы любимы Богом, и Церковь – это то место, где Бог нас встречает Своей любовью и лаской, Своей спасительной заботой; место, где никто не лишний, где каждый желанный, где нет чужих, где все, по слову Апостола, свои и Богу, и людям.

Приходят люди разные. Говоря образно, одни из нас приходят во всей силе, во всей славе духовной зрелости и здравия; другие приходят, как дети, не затронутые, не запятнанные злом и грехом, только порой им раненые. Но приходят и люди, как вероятно, большинство из нас, которые прошли через жизнь и которых эта жизнь ранила: слепые, которые больше не видят света Божия, сияющего, искрящегося на всем, сияющего на каждом человеке и из каждого человека; слепые, которым видимое закрыло зрение на невидимое, для которых мир стал узок и темен, как тюрьма, и которые в Церковь приходят потому, что в ней раскрывается простор, глубина, ширина, в ней есть свет, в ней есть жизнь. Приходят люди, которых жизнь изувечила, приходят люди, которые изветшали во внешнем мире, которые уже клонятся к земле, в которых как будто уже только теплится вечная жизнь.

И все мы встречаемся в Церкви, потому что каждый из нас услышал, что здесь есть жизнь, здесь есть надежда, здесь торжествует Божия любовь. Каждый из нас любим, и поэтому каждый из нас спасен: потому что любовь Божия крепче смерти, крепче греха, крепче зла. Любовь Божия – жизнь для нас; и каждый из нас услышал, что эта любовь Божия познана и людьми и что, хоть несовершенно, не всегда всем сердцем (потому что все мы – раненые, все мы – больные, все мы – увечные), однако и мы друг друга умеем любить, жалеть, терпеть, прощать. Мы пришли сюда потому, что услышали, что есть жизнь и что здесь бьет ключом источник жизни...

А сейчас мы идем по-новому к другой, более славной, более дивной цели. От Евангелистов, Апостолов, святых, от Церкви, друг от друга мы услышали, что близится день славы Божией, близится день Воскресения, близится день, у которого не будет ночи... И все мы сейчас готовы вступить в корабль, который унесет нас к вечным берегам… На корабле будет тесно, будет множество нас; одни будут радовать всех своей невинностью и чистотой, другие – невинные, чистые – будут наше сердце ранить при виде того, что с ними сделал чужой грех, человеческая жестокость, безумие... Еще другие будут стоять, как великаны духа, вдохновляя нас на этом пути; это те святые, память которых мы будем совершать из недели в неделю по воскресным дням и каждый день; святые, которые нам показывают, как жить, раскрывают нам величие подвига, открывают нам, как мы можем раскрыться Божественной благодати и чем мы можем стать.

Примем друг друга лаской, любовью, все друг другу простим! В воскресный вечер поется канон: Возлюбим друг друга, рцем друг другу “Братья” и всем простим все Воскресением... Потому что не простить – это остаться во тьме, когда мы стремимся к свету, не простить – это остаться рабом греха, когда мы ищем свободы, не простить – это сохранить вольной волей в себе семя смерти и жало смерти, когда мы ищем, желаем воскресения, молим о нем, стремимся к нему... Простим же друг другу все, все, чем мы друг другу досадили, чем мы друг друга оскорбили, унизили, все, что мы сделали, совершили безумно, в помрачении ума, в безумии сердца, в нетрезвом колебании воли, в бунте плоти – все простим друг другу и начнем этот путь.

Этот путь нелегок, а потому будем на нем друг друга поддерживать; те, кто крепче, поддерживать немощных, но все, все, все без остатка терпеть друг друга, нести друг друга, как носили, как поддерживали друг друга израильтяне, когда вышли из Египта в землю обетованную – когда стариков несли, больных поддерживали, раненых укрепляли, детей на руках несли, крепких призывали на помощь. Вот так будем идти из недели в неделю к Пасхе Христовой, и тогда с какой радостью мы сможем друг друга обнять, поцеловать не льстивым поцелуем Иуды, а радостным пасхальным поцелуем, и сказать, что воскрес Христос, что побеждена смерть, что ночь пришла к концу, что воссиял новый день, вечный уже теперь для нас. И какая будет радость этой встречи! Прольем кровь, примем дух, начнем жить во имя Христово и во имя друг друга; и пусть сила Божия, которая в немощи совершается, сделает невозможное возможным и из нас, земных, сделает детей Царства Божия: АМИНЬ, да будет, да будет это в каждом, для каждого из нас, для всех нас!


ВЕЛИЧАЙШИЙ ГРЕХ

отрывок из книги Клайва Стейплза Люиса «Просто Христианство»

…Существует порок, от которого не свободен ни один человек в мире. Но каждый ненавидит его в ком?то другом, и едва ли кто?нибудь, кроме христиан, замечает его в себе. Я слышал, как люди признаются, что у них плохой характер, либо в том даже, что они трусы. Но я не припомню, чтобы когда?либо слышал от нехристианина признание в этом пороке. И я очень редко встречал неверующих, которые были бы хоть немного снисходительны к проявлению этого порока в других. Нет такого порока, который делает человека более непопулярным, и нет такого порока, который мы менее замечаем в себе. Чем больше этот порок у нас, тем больше мы ненавидим его в других.

Я говорю о гордыне или самодовольстве, противоположную ей добродетель христиане называют смирением… Согласно христианскому учению, самый главный порок, самое страшное зло — гордость. Распущенность, раздражительность, пьянство, жадность и тому подобное — все это мелочь по сравнению с ней. Именно гордость сделала дьявола тем, чем он стал. Гордость ведет ко всем другим порокам: это абсолютно враждебное Богу состояние духа.

Возможно, вы думаете, я преувеличиваю. В таком случае вдумайтесь еще раз в мои слова. Несколько мгновений назад я сказал, что чем больше гордости в человеке, тем сильнее он ненавидит это качество в других. Если вы хотите выяснить меру собственной гордыни, проще всего это сделать, задав себе вопрос: «Насколько глубоко я возмущаюсь, когда другие унижают меня, или отказываются меня замечать, или вмешиваются в мои дела, или относятся ко мне покровительственно, или красуются и хвастают в моем присутствии?» Дело в том, что гордость каждого человека соперничает с гордостью всякого другого. Именно потому, что я хотел быть самым заметным на вечеринке, меня так раздражает, что кто?то другой привлекает к себе всеобщее внимание.

Нам следует ясно понять, что гордости органически присущ дух соперничества, в этом сама ее природа. Другие пороки вступают в соперничество, так сказать, случайно. Гордость не довольствуется частичным обладанием. Она удовлетворяется только тогда, когда больше, чем у соседа. Мы говорим, что люди гордятся богатством, или умом, или красотой. Но это нс совсем так. Они гордятся тем, что они богаче, умнее или красивее других. Если бы все стали одинаково богатыми, или умными, или красивыми, людям нечем было бы гордиться. Только сравнение возбуждает в нас гордость: сознание, что мы выше остальных, приносит нам удовлетворение. Там, где не с чем соперничать, гордости нет места. Вот почему я сказал, что гордости дух соперничества присущ органически, тогда как о других пороках этого не скажешь. Половое влечение может пробудить дух соперничества между двумя мужчинами, если они желают обладать одной и той же женщиной. Но это только случайность. Ведь они могли бы увлечься двумя разными девушками. Между тем гордый человек уведет вашу девушку не потому, что он ее любит, а только для того, чтобы доказать самому себе, что как мужчина он лучше, чем вы. Жадность может толкнуть людей на соперничество, если они испытывают недостаток в тех или иных вещах. Но гордый человек, даже если у него этих вещей больше, чем ему хотелось бы, будет стараться приобрести их еще больше просто для того, чтобы утвердиться в силе и власти. Почти все зло в мире, которое люди приписывают жадности и эгоизму, на самом деле — результат гордости.

Возьмите, к примеру, деньги. Желание лучше проводить отпуск, иметь лучший дом, лучшую пищу и лучшие напитки делает человека жадным до денег: он хочет иметь их как можно больше. Но это до определенного предела. Что заставляет человека, получающего 40 000 долларов в год, стремиться к 80 000? Теперь уже не просто жадность к удовольствиям. Ведь при 40 000 долларов роскошная жизнь для него вполне доступна. Это гордость вызывает в нем желание стать богаче других и желание еще более сильное — обрести власть, ибо именно власть доставляет гордости особое удовольствие. Ничто не дает человеку такого чувства превосходства, как возможность играть другими людьми будто оловянными солдатиками. Что заставляет молодую девушку сеять несчастье повсюду, где она появляется, собирая вокруг себя поклонников? Конечно, не половой инстинкт. Девушки подобного рода очень часто бесстрастны. Ее толкает на это гордость. Что заставляет политического лидера или целую нацию постоянно стремиться к новым успехам и достижениям, не довольствуясь прежними? Опять?таки гордость. Гордости присущ дух соперничества. Вот почему ее невозможно удовлетворить. Если я страдаю гордостью, то пока хоть одиин человек обладает большей властью, богатством или умом, чем я, он будет мне соперником и врагом.

Христианство право: именно гордость порождала главные несчастья в каждом народе и в каждой семье с начала мира. Другие пороки могут иногда сплачивать людей; так, среди тех, кто охоч до выпивки и чужд целомудрия, вы можете обрести веселых приятелей. Но гордость всегда означает враждебность

— она и есть сама враждебность. И не только враждебность человека к человеку, но и человека к Богу.

В лице Бога вы встречаетесь с чем?то таким, что во всех отношениях неизмеримо превосходит вас. Пока вы не осознали этого, а следовательно, и того, что в сравнении с Ним вы — ничто, вы вообще не в состоянии познать Бога. Вы не можете познать Его, не отрешившись от своей гордости. Ведь гордый человек всегда смотрит свысока на все и на всех, то есть сверху вниз: как же увидеть ему то, что над ним!

Возникает ужасный вопрос. Как возможно, что люди, пожираемые гордостью, говорят, будто они верят в Бога, и считают самих себя очень религиозными? Я боюсь, что эти люди поклоняются воображаемому Богу. Теоретически они признают, что перед лицом этого призрачного Бога они — ничто. Но им постоянно представляется, будто этот Бог одобряет их и считает их лучше других; они платят Ему воображаемым, грошовым смирением, переполняясь в то же время горделивым высокомерием по отношению к окружающим. Я полагаю, Христос думал и о таких людях, когда говорил, что некоторые будут проповедовать Его и именем Его изгонять бесов, но при конце мира услышат от Него, что Он никогда их не знал. Любой из нас в любой момент может попасть в эту ловушку. К счастью, у нас есть возможность испытать себя. Всякий раз, когда возникает ощущение, что наша религиозная жизнь делает нас лучше других, мы можем быть уверены, что ощущение это не от Бога, а от дьявола. Вы можете быть уверены, что Бог действительно присутствует в вашей жизни только тогда, когда либо совсем забываете о себе, либо видите себя незначительным и нечистым. Лучше совсем забыть о себе. Это ужасно, что самый страшный из всех пороков способен проникнуть в самую сердцевину нашей религиозной жизни. Но это и вполне понятно. Другие, менее вредоносные пороки исходят от дьявола, воздействующего на нас через нашу животную природу. А этот порок проникает в нас иным путем: он приходит непосредственно из ада. Ведь природа его — чисто духовная, а следовательно, и действие его гораздо более утонченно и смертоносно. По этой причине гордость часто может служить для исправления других пороков. Учителя, к примеру, нередко взывают к гордости учеников или к их самоуважению, как они это называют, чтобы заставить их вести себя прилично. Многим людям удается преодолеть трусость, приверженность к дурным страстям или исправить скверный характер, убеждая себя, что пороки эти ниже их достоинства; они достигают победы, разжигая в себе гордость. И, глядя на это, дьявол смеется. Его вполне устраивает, что вы становитесь целомудренными, храбрыми, владеющими собой, если при этом ему удается подчинить вашу душу диктату гордости, — точно так же он бы не возражал, чтобы вы излечились от озноба, если взамен ему позволено передать вам рак. Ведь гордость — это духовный рак: она пожирает самую возможность любви, удовлетворения и даже здравого смысла.

Прежде чем мы покончим с этой темой, я должен предостеречь вас против таких ошибок:

1. Если вы испытываете удовольствие, когда вас хвалят, это не свидетельствует о гордости. Ребенок, которого похлопали по плечу за хорошо выученный урок, женщина, чьей красотой восхищается возлюбленный, спасенная душа, которой Христос говорит: «Хорошо, верный раб», — все они чувствуют себя польщенными, и это вполне закономерно. Ведь здесь — удовольствие вызывает не то, какой вы, а сознание, что вы сделали приятное кому?то, кого хотели (и правильно!) порадовать. Беда начинается тогда, когда вы от мысли: «Я доставил ему удовольствие; как хорошо!»— переходите к мысли: «Должно быть, я очень хороший человек, раз сделал это». Чем больше вы нравитесь себе и чем меньше удовольствия испытываете от похвалы, тем хуже вы становитесь. Если похвала вообще перестает занимать вас и любование самим собою становится единственным источником вашего удовольствия, значит, вы достигли дна. Вот почему тщеславие — тот сорт гордости, который проявляется, главным образом, на поверхности, — пожалуй, наименее опасно и наиболее простительно.

(Mere Christianity, 1952, на базе радиопередач 1941—1944 годов)


Ценность времени

(Митр. Антоний Сурожский)

Подумайте, каков был бы каждый момент нашей жизни, если бы мы знали, что он может стать последним, что этот момент нам дан, чтобы достичь какого-то совершенства, что слова, которые мы произносим – последние наши слова, и поэтому должны выражать всю красоту, всю мудрость, все знание, но также и в первую очередь – всю любовь, которой мы научились в течение своей жизни, коротка ли она была или длинна. Как бы мы поступали в наших взаимных отношениях, если бы настоящий миг был единственным в нашем распоряжении и если бы этот миг должен был выразить, воплотить всю нашу любовь и заботу? Мы жили бы с напряженностью и с глубиной, иначе нам недоступными. И мы редко сознаем, что такое настоящий миг. Мы переходим из прошлого в будущее и не переживаем реально и в полноте настоящий момент.

Достоевский в дневнике рассказывает о том, что случилось с ним, когда, приговоренный к смерти, он стоял перед казнью, – как он стоял и смотрел вокруг себя. Как великолепен был свет, и как чудесен воздух, которым он дышал, и как прекрасен мир вокруг, как драгоценен каждый миг, пока он был еще жив, хотя на грани смерти. О, – сказал он в тот миг, – если бы мне даровали жизнь, ни одно мгновение ее я не потерял бы... Жизнь была дарована, – и сколько ее было растеряно!

Если бы мы сознавали это, как бы мы относились друг ко другу, да и к себе самим? Если бы я знал, если бы вы знали, что человек, с которым вы разговариваете, может вот-вот умереть, и что звук вашего голоса, содержание ваших слов, ваши движения, ваше отношение к нему, ваши намерения станут последним, что он воспримет и унесет в вечность – как внимательно, как заботливо, с какой любовью мы бы поступали!.. Опыт показывает, что перед лицом смерти стирается всякая обида, горечь, взаимное отвержение. Смерть слишком велика рядом с тем, что должно бы быть ничтожно даже в масштабе временной жизни.

Таким образом, смерть, мысль о ней, память о ней – как бы единственное, что придает жизни высший смысл. Жить в уровень требований смерти означает жить так, чтобы смерть могла прийти в любой момент и встретить нас на гребне волны, а не на ее спаде, так, чтобы наши последние слова не были пустыми и наше последнее движение не было легкомысленным жестом. Те из нас, кому случилось жить какое-то время с умирающим человеком, с человеком, который осознавал, как и мы, приближение смерти, вероятно, поняли, что присутствие смерти может означать для взаимных отношений. Оно означает, что каждое слово должно содержать все благоговение, всю красоту, всю гармонию и любовь, которые как бы спали в этих отношениях. Оно означает, что нет ничего слишком мелкого, потому что все, как бы ни было оно мало, может быть выражением любви или ее отрицанием.

Митрополит Антоний Сурожский

Из книги «Жизнь. Болезнь. Смерть»


МЫСЛИ СВЯТЫХ ОТЦОВ

Св. Исаак Сирин

Всякую вещь красит мера. Без меры обращается во вред и почитаемое прекрасным.

Бойся привычек больше, нежели врагов. Питающий в себе привычку (худую) — то же, что человек, который дает пищу огню, потому что мера силы того и другого (то есть привычки и огня) зависит от количества вещества. Если привычка потребует чего однажды и требование ее не будет исполнено, то в другой раз найдешь ее слабою; а если однажды исполнишь ее волю, то во второй раз найдешь, что нападает она на тебя с гораздо большею силою.

В том и добродетель, чтобы человек не занимал ума своего миром.

Воздаяние же бывает уже не добродетели и не труду ради ея, но рождающемуся от них смирению. Если же оно оскудевает, то первые будут напрасны.

Всякая молитва, в которой не утруждалось тело и не скорбело сердце, вменяется за одно с недоношенным плодом чрева, потому что такая молитва не имеет в себе души.

Если просишь чего у Бога и Он медлит услышать тебя вскоре, не печалься, потому что ты не премудрее Бога…

Когда всех людей видит кто хорошими, и никто не представляется ему нечистым и оскверненным, тогда подлинно чист он сердцем.

Когда мир вполне обнажит человека и вынесет его из дому его в день его смерти, тогда познает человек, что мир — льстец и обманщик.

Когда начинает кто при тебе пересуждать брата своего, сделай печальным лицо свое. Как скоро сделаешь это, и перед Богом и перед ним окажешься охраняющимся.

Когда человек узнает, что получил отпущение грехов своих? Когда ощутит в душе своей, что совершенно, от всего сердца, возненавидел грехи, и когда явно дает себе направление противоположное прежнему.

Кто сознает болезнь свою, тот близок к уврачеванию своему и легко найдет оное.

Блаженна душа, которая сознала себя вполне недостойною Бога, которая осудила себя как окаянную и грешную! Она на пути спасения;  в ней нет самообольщения.  Напротив того, кто считает себя готовым к приятию благодати, кто считает себя достойным Бога, ожидает и просит Его таинственного пришествия,  говорит, что он готов принять, услышать и увидеть Господа, тот обманывает себя, тот льстит себе; тот достиг высокого утеса гордости, с которого падение в мрачную пропасть пагубы.

Искание с ожиданием высоких Божиих даров отвергнуто Церковью Божиею. Это – не признак любви к Богу, это – недуг души.

Все святые признавали себя недостойными Бога: этим они явили свое достоинство, состоящее в смирении…Все самообольщенные считали себя достойными Бога: этим они явили объявшую их души гордость и бесовскую прелесть.

Многие совершали чудеса, воскрешали мертвых, трудились в обращении заблудших и творили великие чудеса, руками их многие приведены были к богопознанию, и после всего этого сами, оживотворявшие других, впали в мерзкие и гнусные страсти, умертвили самих себя и для многих сделались соблазном, когда явны стали деяния их, потому что были они еще в душевном недуге и не заботились о здравии душ своих.


ВОПРОС СВЯЩЕННИКУ

Вопрос: Я слышал неофициальное мнение одного психиатра, что религиозность – это первая степень шизофрении. Как вы относитесь к этому заявлению?

Ответ: Христиане именно таковыми кажутся миру. И должны казаться. Если человек признается миром нормальным, своим – значит, он живет в отступлении от Христа. "Мудрость мирская есть вражда на Бога". Недаром на острие святости – блаженные, юродивые, которые отвергли от себя все мирское – даже возможность пользоваться своим разумом. В этом их великое мужество и мудрость. Разум, вернее, его внешнее проявление, является для нас питателем высокоумия, источником гордости и тщеславия. Кто из людей свободен от этого? Мы всегда стремимся доказать свою разумность, красноречием выразить полет своих мыслей, вставить при случае «умное» слово (даже в обращении своем к Богу!). Мы не терпим поражения в споре и всегда пытаемся доказать свою правоту, оставить за собой последнее слово, даже в ущерб истине и здравому смыслу. А как мы любим учить и обличать! Безумие для человека – одно из самых страшных бедствий. Проще отказаться от имения, даже сесть у храма с протянутой рукой, чем признать, показать себя безумным в глазах окружающих. Даже просто молчание – это великий подвиг веры. Такой подвиг брали на себя святые старцы, стремящиеся к христианскому совершенству. А юродство, безумие ради Христа – высшая степень смирения.

Это не призыв к юродству - просто размышление.

Вопрос: Все мы слушаем музыку. И слушаем ее разную. И что-то созвучно нашей душе, что-то не вызывает никаких переживаний. И если душа - это частичка Бога, то почему она у каждого человека по-разному реагирует на одну и ту же мелодию? К примеру - мне нравятся жесткие металлические ритмы "Арии". Супруга же моя считает их пустым набором звуков. Что это - проявление бесконечной многогранности Бога или же следствие что называется "индивидуальной испорченности", в частности моей. И вообще есть у Православной Церкви какая-то фиксированная точка зрения на музыку?

Ответ: Не думаю, что Церковь может и должна дать однозначный ответ на этот вопрос. Какую музыку слушать – это вопрос вкуса, воспитания, традиции, возраста (в том числе – духовного). Запретительными мерами вряд ли чего-то можно добиться. Нужно воспитывать вкус. Исключение составляют композиции (может быть и некоторые стили) богохульные, сатанинской направленности. Христианин, ведущий правильную духовную жизнь, их обязательно почувствует и исключит из своего «рациона».

Преподобный Иоанн Лествичник: «Боголюбивые души, когда слышат пение мирских или духовных песен, исполняются чистейшего утешения, любви божественной и слез; между тем как в сластолюбивых возбуждаются совсем противные чувства».

Любящим Бога все содействует ко благу (Рим. 8, 28).

Вопрос: Здравствуйте! объясните ,пожалуйста, несет ли родовый грех мой пасынок, если его дедушка экстрасенс? Если да, то как мне, отчиму, правильно поступить, чтобы спасти его от этого греха

Ответ: Дети не в ответе за грехи родителей. Но последствия греха, безусловно, на них сказываются. По иному это называется «генетическая предрасположенность», склонность к пороку, наследственные болезни и т.д. Как от этого избавиться? Нужно просто делать то, что, как христиане, мы делать должны. Во-первых, принять святое Крещение, которое избавляет человека от мучительства первородного греха, от его власти. Потом молиться, каяться, причащаться поститься, соблюдать Заповеди. И терпеть. Терпеть немощи близких нам людей. Учиться любить их, несмотря на их недостатки. Терпеть, в том числе и свои немощи, телесные и душевные. Я думаю, что благодушно терпя недостатки своего характера, телесные слабости – мы оказываем милость своим предкам. В этом смысл семьи, смысл жизни. Еще посоветую: молитесь за родителей своего пасынка, за дедушку, и если сочтете возможным – научите и сына молиться о них. Любовь есть исполнение закона.

На вопросы отвечал священник Казанского собора иерей  Сергий Пигасов.

Свои вопросы вы можете задать на форуме сайта Казанского собора aksobor.ru


ПИСЬМА

Игумена Никона (Воробьева)

Дорогая м.В.!

Получил Ваше и М. письма. Жаль, что здоровье у Вас, да и у М. плохое. Помоги вам Господи. Все идем к своему концу. Надо всеми силами благодарить Господа, что сподобил нас родиться и жить в вере православной и иметь надежду вечной жизни. Сколько людей лишены этого величайшего дара! Слава и благодарение Богу за все бесчисленные дары и милости, нам излиянные! Слава долготерпению и милосердию Божию, слава Богу за все!

Дорогая м.В., пока был здесь В., мы строили с ним беседку, а сегодня очень болит голова, и потому не могу больше писать никому. Простите, помолитесь. Привет и благословение Божие всем.

Н. 1951 г .

*  *  *

Дорогая м.В.! Мир Вам и сестрам!

Как здоровье всех вас? Л. писала, что Вы ушибли руку. Поправилась ли она? Как дела с печкой? Господь да поможет вам. Ищите прежде всего царствия Божиего, тогда все приложится. Отчего мы мучаемся всячески: раздражаемся, ссоримся, унываем, осуждаем и проч., и проч.? Оттого, что не верим словам Самого Господа. Если бы верили Ему, то все делали бы спокойно, мирно, с молитвой. Что по силе, то делали бы, а остальное возлагали бы на милость Божию, тогда и дела внешние легче бы устроялись и созидался бы непрестанно дом душевный.

А мы обязательно хотим сделать то и то, а если не сможем, то начинаем раздражаться, обвинять друг друга и разорять свое устроение. Не лучше ли исполнить волю Божию, т.е. направить все силы на сохранение мира со всеми, на исполнение во всем воли Божией, делая по силе и для тела. Если будет какой недостаток в необходимом, то нужно потерпеть ради Бога. В свое время Господь восполнит недостатки, ибо неложно слово Божие: все приложится ищущему прежде всего царствия Божия.

Прошу всех вас поминать, хоть до 40 дней (до 29 окт. по церк. ст.) Е.Е. Она мне много добра сделала, да и не мне только. Многие, многие искренно плакали по ней.

Л. обвиняет Вас, что Вы прочли ее письмо. Если это так, то нехорошо. Она и так прочла бы. Поверьте мне, что нет ничего секретного в моих письмах. А читать чужое без разрешения – грех, и ведет к большему греху. Простите меня. Попросите прощения у Л., если виновны в этом.

Привет всем и благословение Божие.

Н. X – 1951 г .

*  *  *

Дорогая м.В. и все сестры!

Мир вам и благословение. Знаю, что у вас скорбь, что малодушествуете. Надо сознать из дел, что слишком в нас еще слаба вера и надежда на Господа, несмотря на все уверения Его, что Он ни на минуту не оставляет верующих в Него без помощи и охраны, и что Он есть Путь и Истина, и Жизнь, и каждого, грядущего к Нему верой, деланием заповедей и покаянием не ижденет вон, а наоборот: принимает и упокоевает, как разбойника, мытаря, блудного сына и пр. Почему мы Ему, Самой Истине не верим? Непрестанно должны мы бодрствовать и призывать имя Божие, чтобы Он поборол наших врагов, укрепил веру нашу, надежду на Бога и постепенно привел к любви к ближнему и к Богу. Царство Божие силою, т.е. постоянным принуждением себя, берется; иначе: возьми ежедневный крест и иди за Мной; иначе: отвергнись себя; иначе: погуби душу твою; иначе: многими скорбьми подобает внити в царствие Божие и прочее.

Итак, пора проснуться спящим и взяться за дело Божие. Мир имейте между собой и святыню, без них не внидете в царствие Божие ни здесь, ни в будущей жизни.

С. пусть побольше сидит в своей скворешне, а не летает, как ворона из ковчега.

Отец. 1951 г .

*  *  *

Дорогая М.!

Ты пишешь, что Господь опять посетил тебя болезнью, ты упала и расшибла себе бок. Ты сама же и сознаешь, что это тебе попущение за грехи твои. Перед этим ты сильно поругалась с ... . Воистину, за твою гневливость, несдержанность и проч. Господь старается смирить тебя. Должна и ты бороться с собой. Уготовихся и не смутихся. Так надо всегда быть готовым на то, что какая-либо страсть может проявиться, и знать, что предпринять, чтобы не быть одоленной ею. А если уж поддались, то надо смиряться, не оправдывать себя, а во всем себя винить и укорять, и просить прощения у Бога и у людей. "Уготовляться" ты знаешь как, а мало применяешь на деле.

Привет и благословение Божие всем.

Н. 1951 г .

*  *  *


«ПРЕОБРАЖЕНИЕ»

Приложение к газете "Ачинский благовестник"

Издание Ачинской начальной Преображенской Православной гимназии

Щёголь и Милка

Дети окружили тетю Маню, которая держала на руках крошечную беленькую собачку. — Что за прелесть! — восхищалась Рита. — Шёрстка у неё, как пух, глазки, как чёрненькие бусы! Какая милочка!

— Вот и назовите Милкой. Я дарю её вам, — сказала тетя Маня.

Рита и Таня не знали, как и благодарить тетю за такой подарок. Они тотчас выпросили у мамы старую вышитую подушку с дивана и устроили постельку Милке. Рита укутала собачку вязаным кукольным одеялом, а Таня побежала в кухню за теплым молочком.

Старый рыжий Щеголь лежал на своём обычном месте, у печки, и с недоумением смотрел на всю эту возню.

Милка ему не понравилась. Он сразу решил, что такая маленькая, глупая собачонка не сумеет ни защитить детей, ни на охоту сходить с хозяином. Где ей по болоту бродить с курчавой шерстью и на таких коротких лапах!

Щеголь отвернулся, глубоко вздохнул и, положив морду на передние лапы, сладко заснул.

Таня принесла молоко, и Рита осторожно спустила Милку на пол, около блюдечка. Собачка принялась с жадностью лакать тёплое молоко, но вдруг оглянулась и увидела Щеголя.

Поджав хвост и дрожа от страха, попятилась Милка и забилась под диван. Таня и Рита бросились к ней.

— Милочка! Что ты? Зачем ты туда забралась?

Милка ещё теснее прижалась к стене и повизгивала жалобным, испуганным голосом.

— Она Щеголя боится! — воскликнула Таня. — Смотри, она от него пятится. Милочка, не бойся! Мы прогоним этого противного Щеголя, если ты его боишься!

Долго понять не мог Щеголь, чего хотят от него дети, зачем разбудили его, зачем толкают ногами и дергают за ошейник. Наконец, он встал и, лениво потягиваясь, поплелся сперва в кухню, а оттуда на двор.

Он думал, что дети выгнали его, чтобы он не отнял молока у Милки, и ему было смешно: ну стоило ли отнимать блюдечко, которое ему только на один глоток?

Щеголь вышел на улицу, разыскал соседского Полкана и вместе с ним отправился в ближний лесок охотиться на кротов, которых они очень ловко вырывали из нор. Вернулся он поздно вечером домой и увидел, что дверь в детскую плотно затворена, а коврик, на котором он всегда спал, вынесен на кухню.

— На новоселье тебя перевели, — со смехом сказала Щеголю кухарка Дарья. — Не в чести ты теперь, получше тебя есть. Иди, я тебе косточку припасла.

Досадно было Щеголю. Столько лет служил он верой и правдой. Всё терпеливо сносил, никогда не огрызаясь на детей: позволял ездить на себе верхом, таскать себя на веревочке, вытаскивал палки, которые девочки нарочно бросали в пруд, подавал лапу. И вот, в благодарность за всё это, его гонят, не пускают в детскую, не гладят, не дают лакомых кусочков.

Щеголь прекрасно понимал, что такая перемена произошла оттого, что его место заняла Милка; но он был слишком умен и добр, чтобы мстить маленькой собачке, обижать её.

В ясный тёплый день дети с отцом и матерью отправились в лес за земляникой. Взяли с собой Милку, а Щеголь и без приглашения отправился.

— Папа, вели запереть Щеголя — Милка его боится, — просила Рита.

— Пустяки! Он вашей Милки не тронет, а со Щеголем я спокоен, он всегда сумеет отыскать вас, если вы заблудитесь.

В лесу было прохладно, хорошо; громко и весело пели птички, а на зеленых полянках росло много крупной, сочной земляники. Таня и Рита бегали с одной лужайки на другую и собирали ягоды. Милка бегала за ними, подняв свой лохматый хвостик. Она визгливо лаяла и по временам со страхом оглядывалась на Щеголя. Но Щеголь степенно шёл около своего хозяина и неё обращал на нее никакого внимания.

Набегавшись, девочки вышли на опушку леса и присели полакомиться ягодами. Отсюда видны были и дорога, и деревня на том берегу узенького ручейка.

Рита взяла Милку на колени и нежно гладила ее мягкую шерсть. Вдруг, откуда ни возьмись, выбежала огромная чёрная собака. Рита в ужасе вскочила и уронила с рук Милку. Милка отчаянно завизжала. Черная собака услыхала визг и, насторожив уши, подняв хвост, кинулась к Милке.

Громко закричали обе девочки:

— Милка! Милка!

Они порывались схватить Милку и убежать с ней; но собачонка до того обезумела от страха, что не давалась в руки и с жалобным визгом вертелась на одном месте.

Чужая собака медленно подкрадывалась всё ближе.

Вдруг она сделала огромный прыжок, и Милка исчезла под её тяжелыми лапами.

На весь лес закричали Таня и Рита. Дрожа, всхлипывая, бросились они бежать; но ноги их подкашивались, и жалобный визг Милки звенел у них в ушах.

Но вот, между деревьями мелькнуло что-то. Это Щеголь несся со всех ног на выручку. Не останавливаясь, не раздумывая, бросился он на громадную собаку, и завязалась жаркая битва. Милка воспользовалась этим и выскочила на волю, Рита подхватила её и бегом направилась к отцу и матери, которые спешили на крики детей.

С помощью хозяина, Щеголю удалось обратить врага в бегство, и все, отдохнув и оправившись от испуга, пошли домой.

Милка всё ещё дрожала от страха и, повизгивая, лизала укушенную лапу.

У Щеголя было разорвано ухо, и на груди виднелась довольно глубокая рана. Но он смотрел весело и радостно помахивал хвостом, глядя на детей.

В тот же вечер его коврик снова перенесли в детскую, и Рита, несмотря на сопротивление и сердитое ворчание Милки, заставила её лечь рядом со Щеголем и крепко держала, приговаривая:

— Ведь это твой защитник, глупенькая! Если бы не он, та страшная собака съела бы тебя! Поклонись же Щеголю, скажи ему "спасибо"!

А Таня в это время сидела у стола и усердно сшивала из старой ленты ошейник с большим бантом для героя-Щёголя.

Межакова М.


Главный секрет послушания

Отношение детей к родителям – это зеркальное отражение отношения родителей к Богу.

Чтобы изменились дети, прежде всего необходимо перед Богом измениться родителям. Требовать от других больше, чем от себя, гораздо легче и проще.

Современный родительский мир полон ропота и ворчания:

- Какие непослушные дети, поразительно! Сказала: «Сходи в магазин», - не сходил. «Убери постель», - не убрал. «Вымой посуду», - пальцем не пошевельнул. Сил моих больше нет, в гроб загонит…

Дорогие родители! Вспомните о том, что поручил Бог исполнять ежедневно вам, вспомните о своих родительских обязанностях. И если вы поймете, что вы этого в должной мере не исполняете, то, глядя правде в глаза, откроете простую истину: ваши дети пошли в вас.

Дети бунтуют, потому что вы бунтуете против тех, кто поставлен Богом над вами: против властей, против начальников на работе, против пастырей Церкви.

Дети непокорны вам, потому что вы непокорны Богу.

Дети стали равнодушны к вам, потому что вы стали равнодушны к Богу.

Дети не видят в вас духовного авторитета, потому что Бог перестал быть вашим Покровителем.

Дети – зеркало своих родителей.

Если хотите изменить детей, - сами изменитесь перед Отцом Небесным.

Перемены в вас повлекут неизбежные перемены в ваших детях. Для того чтобы воспитывать детей в учении Господнем, необходимо самому пребывать в нем, пропитываться им, жить им.

«Вникай в себя и в учение, занимайся сим постоянно; ибо, так поступая, и себя спасешь, и слушающих тебя» (1 Тим.4,16), то есть жену, детей и весь свой дом.

Хрупкая детская душа. Как легко можно разрушить в ней зародыш Человека с большой буквы, как легко растоптать своей грубостью нераспустившийся бутон Божественного избрания и призвания внушенным чувством неполноценности. Кем будут наши дети? Останутся ли они в рабстве страстям мира сего или будут сынами свободы во Христе?

Свт.Иоанн Златоуст сказал: «Возраст детский нежный – ребенок быстро усваивает то, что ему говорят, и, как печать на воске, запечатлевается в душе детей то, что они слышат. Тем самым и жизнь их уже начинает склоняться или к пороку, или к добродетели.

Потому если в самом начале и, так сказать, в преддверии отклонить их от порока и направить на лучший путь, то в будущем это уже обратиться в навык и как бы в природу, и они не так легко будут по своей воле уклоняться к худшему, потому что навык будет привлекать их к добрым делам».

«Я и Отец – одно» (Иоанн, 10,30), - сказал однажды воплотившийся Сын Божий, дав нам образец отношений между Родителем и Сыном. Многие ли дети сегодня могут с достоинством повторить эти слова по поводу своих отношений со своими родителями?

Господь ждет наших детей. «Не препятствуйте им приходить ко Мне» (Мф.19,14). Однажды Иисуса Христа спросили: «Какая наибольшая заповедь в законе? Иисус сказал: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим»: «Сия есть первая и наибольшая заповедь; Вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя»; На сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки» (Мф.22,36-40).

Две заповеди - словно рельсы, по которым мчится локомотив нашей духовной жизни. Убери одну – и катастрофа неизбежна. Возлюбить Господа, - первая. Возлюбить ближнего, - вторая. Это фундаментальные заповеди. Без них жизнь превращается в пустыню, угрюмое кладбище. Они взаимосвязаны. Вторая вытекает из первой. Не может быть любви к ближнему без любви к Богу, а любви к Богу – без любви к ближнему. Нарушение первой заповеди неизбежно влечет отход от второй.

А дальше, как цепная реакция разрушения: семейного, церковного, социального, экономического и политического. Если рушится фундамент, рушится все строение.

Любовь к Богу и любовь к ближнему – вот незыблемый краеугольный камень Божьего Царства. А кто ваш ближний? О ком здесь идет речь? Кто может быть ближе, как не тот, кто называется вашим сыном, кто является вашей дочерью.

Возлюбить Бога и возлюбить детей – на этих двух заповедях утверждается закон и пророки, семья и Церковь, страна и государство, Царство земное и Царство Божье.

Великий педагог К.Д.Ушинский сказал: «Любовь – единственное средство подчинить себе душу ребенка. Кто повинуется другому из любви, тот повинуется уже по требованию собственной души и делает чужое дело своим».

из книги «Аномалии родительской любви»

игумена Евмения


ПРАОСЛАВНАЯ СЕМЬЯ:

Ювенальная юстиция – родители под прицелом

«Если разрушатся семьи – падут города и низвергнутся государства» (Святитель Иоанн Златоуст, III век н.э.)

 

Сегодня традиционные семейные ценности перестали быть само собой разумеющимися прописными истинами. В «новом мире» это ценности, которые нужно уметь защищать.

СУТЬ ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮСТИЦИИ

Ювена?льная юсти?ция (от лат. juvenalis - юный и юстиция) - система государственных органов, осуществляющих правосудие по делам о преступлениях и правонарушениях, совершённых несовершеннолетними, а также государственных и негосударственных структур, проводящих контроль за исправлением и реабилитацией несовершеннолетних преступников и профилактику детской преступности, социальную защиту семьи и прав ребёнка. Целью выделения ювенальной юстиции из общей системы правоохранительных органов является необходимость соблюдения особого порядка работы с несовершеннолетними, позволяющего обеспечить дополнительные гарантии прав этой категории лиц.

Таковы официальные определения понятия ювенальной юстиции и задач, на решение которых она направлена. Если бы идея ювенальной юстиции нигде не была реализована, то мы с вами не стали бы углубляться в тонкости профессиональных нюансов, нам вполне хватило бы объяснений, что подростками должны заниматься специально подготовленные юридические службы и.т.п..

Но вот что поразительно: люди, которые на собственном опыте или случайно, ознакомились с ювенальной юстицией, приходят в шок от методов ее работы и ничем не ограниченных полномочий этой структуры. Между тем в России и Украине стартовали пилотные проекты, для того, что бы подготовить почву для принятия загона о ювенальной юстиции в государственной думе. А это значит, самое время разобраться в том, что представляет собой ювенальная юстиция на самом деле.

В рамках ювенальной юстиции детям предоставляется возможность подавать в суд на родителей, которые «ущемляют их права», а работники ювенального суда и социальных служб получают неограниченный доступ в любую семью, а также право регулирования воспитательного процесса и могут беспрепятственно отбирать детей под предлогом заботы об их физическом и психическом благополучии.

Ювенальная юстиция делает особенно уязвимыми именно нормальные, благополучные семьи, в которых детей стараются воспитывать в рамках традиционной морали и, проявляя разумную строгость, удерживают от многочисленных соблазнов деструктивной масс-культуры и развратного образа жизни. Именно такие родители, с точки зрения сторонников ювенальной юстиции, считаются «преступниками, подавляющими личность ребенка».

Изъять ребенка (детей) из среднестатистической семьи можно по следующим причинам:

– непосещение детской молочной кухни;

– ребенку не были своевременно сделаны прививки;

– жилье в аварийном состоянии;

– квартира требует ремонта;

– квартира ремонтируется;

– наличие в доме домашних животных;

– аморальное поведение (нахождение в нижнем белье в присутствии ребенка. – А.Ж.);

– несвоевременное прохождение врачей в детской поликлинике;

– на полу разбросаны игрушки и мусор;

– отсутствие детских игрушек в достаточном количестве;

– ребенок играет с посторонними предметами вместо игрушек;

– ребенок выполняет домашнюю работу, как-то: моет посуду, подметает и моет полы, стирает и т.д.;

– ребенок находится на кухне вместе с матерью в процессе приготовления пищи;

– ребенок часто и громко кричит и плачет;

– в холодильнике присутствует не весь ассортимент необходимых ребенку продуктов или продукты просрочены;

– жалобы соседей (или домочадцев) на жестокое обращение с ребенком, в том числе анонимные[4].

ОПЫТ РАБОТЫ ЮЮ В ЗАПАДНЫХ СТРАНАХ

Родители и педагоги западных стран живут под дамокловым мечом ювенальной юстиции, которая одинаково быстро и эффективно разрушает как систему воспитания и становления личности ребенка в целом, так и систему образования. Потому что ювенальная система предполагает контроль и вмешательство в культурные, нравственные и бытовые аспекты воспитания детей. Редко встречающиеся случаи истинного злодейства: истязания детей, развращения вполне регулируются Уголовным кодексом, если на государственном уровне этим хотят заниматься.

Итак, система ювенальной юстиции создана на западе именно для культурных семей, осуществляющих нормальное воспитание, которое при внедрении этой системы становится невозможным. Сотрудники аппарата ювенальной юстиции вправе по любому доносу прийти к вам в дом, заглянуть в шкаф и холодильник без каких-либо дополнительных санкций, так как подобные действия предусматривает сама система, и вы не в праве не открыть дверь, потому что после этого составляется соответствующий протокол, который усугубляет ситуацию.

Права ребенка в современной трактовке ювенальщиков - это не право на образование и медицинское обслуживание, и даже не право на любовь и заботу родителей, последнее - часто попадает как раз под основание для лишения родительских прав в формулировке: «избыток любви», «удушающая материнская любовь» и.т.п. Ювенальная юстиция во главу угла ставит желание ребенка, приоритетность его прав, то есть, если ребенок не хочет чего-то делать, его нельзя принуждать. Например: он не хочет прибираться в комнате - в рамках ювенальной юстиции его нельзя принудить это делать. Как-либо наказывать в рамках ювенальной юстиции тоже невозможно. Для подросткового возраста под психическое насилие подводится даже замечание. В Англии это уже реально существующая практика. Там, по закону, родители своим детям с 14-летнего возраста не имеет права делать замечания, потому что это их выбор и их жизнь. А с 16 лет, в случае, если ваша дочь не ночевала дома, родители не имеет права не только ее поругать или наказать, но и спросить, где она была. Потому что, если она не хочет рассказать о том, где провела ночь и с кем, это ее право - право ребенка на личную жизнь.

Многим известно, чем закончилось воспитание на западе детей по доктору Споку, который в качестве ведущего психолога в своих книгах призывал не принуждать детей делать то, чего они делать не хотят, не наказывать их, ничего в них не подавлять. В конце жизни Спок получал проклятия многих матерей, которые воспитывали своих детей «по Споку» и в результате потеряли их. Так как эти дети выросли неприспособленными к социальной жизни и деятельности, и, живя на пособия, образовывали собой целые колонии хиппи.

Но эксперимент в виде воспитания по Споку была добрая на то воля родителей. При принятии закона о ювенальной юстиции выбора у нас с вами не будет, потому что права ребенка - это новая форма диктатуры детей над взрослыми. А на самом деле не детей, а тех, кто стоит за детьми, взрослых людей, которым необходимо разрушить семейный уклад жизни, и на корню зарубить процесс становления здоровой, духовно-нравственной личности ребенка. Это они наделили ювенальную юстицию неограниченными полномочиями и сделали ее неподчиненной ни правительству, ни президенту.

Как вы думаете, зачем? Неужели такие полномочия ювенальным сотрудникам нужны для того, что бы защищать наших детей или дать шанс оступившимся подросткам? Неужели такие полномочия требуются для создания реабилитационных центров для «трудных» детей?

Повсюду можно найти огромное количество материалов о ювенальной юстиции, написанных людьми, столкнувшимися с ее действиями. Не удивительно, что изложены они в яркой эмоциональной манере, ведь в большинстве случаев, их авторы - это матери, у которых отобрали детей.

КЛЮЧЕВЫЕ МОМЕНТЫ ЮЮ

1.     Ювенальная юстиция является никому неподотчетной структурой: ни судебно-исполнительской системе, ни правительству, ни президенту страны. Это значит, даже глава государства в исключительных случаях не имеет права приостановить или обжаловать решения ювенальных судов.

2.     Законы и действия ювенальной юстиции носят абсолютно субъективных характер; сотрудники этой службы наделены неограниченными полномочиями в отношении принятия решений об изъятии ребенка из семьи и лишении родителей родительских прав. Отсутствуют ясные и однозначные формулировки в законе о том, что может служить основанием для подобных действий.

3.     Ювенальная юстиция направлена на подрыв родительского авторитета у детей, уничтожение традиционного семейного уклада и нравственных ценностей, и как следствие - на расшатывание и упразднение традиционного семейного уклада как такового.

4.     Ювенальной юстиции, под предлогом защиты прав ребенка отнимает самое главное его право, без которого другие права вообще не имеют никакого смысла - право на мать, отца и семью. Ювенальная юстиция ставит последнюю точку в этом вопросе, лишив нас последней опоры, которая у нас есть, - семьи, а значит, поставит под удар саму основу общества.

5.     Международную конвенцию о правах ребенка наша страна, как и другие страны, имеет право реализовывать по-своему, с учетом своих национальных, религиозных и культурных особенностей. Само по себе подписание этой конвенции не является непреложным основанием для безоговорочного внедрения ювенальной юстиции, несмотря на 4 п. согласно которому государства - участники обязались применять все необходимое законодательные, административные и другие меры для обеспечения прав ребенка, признаваемых упомянутой конвенцией.

За 19 лет, прошедших с момента подписания конвенции (1991-2010 гг), в мире произошли серьезные перемены, которые привели к существенным изменениям условий жизни и мировоззрений: если в 1991 г . под правами ребенка подразумевалось право на образование, медицинскую помощь, отдых, досуг и.т.п., то 2010 году подразумеваются совершенные иные понятия: свобода от каких бы то ни было обязанностей ребенка в семье, право на сексуальное образование, «личную жизнь», на компьютерные игры, сигареты и алкоголь - все это тоже священные права ребенка согласно системе ювенальной юстиции.

И с этими правами наших детей будут ознакомлять с детсадовского возраста. В каждом магазине или учреждении вместе с рекламными проспектами россыпью будут лежать брошюры о правах ребенка; в дошкольных учреждениях и в школах обязаны присутствовать работники ювенальной службы. Каждому здравомыслящему человеку понятно, что при таких кардинальных переменах никто не обязан следовать требованием конвенции и юридическая сторона вопроса - тоже предельно ясна.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

Самой действенной мерой будет активная (человеческая, гражданская, родительская позиция) в распространении информации о сущности ювенальной юстиции. Словосочетание «ювенальная юстиция» неизвестно большей части населения нашей страны. Очередная наукообразная и умноподобная белиберда - скажут они и очень ошибутся, потому что наукообразность этого словосочетания было придумано специально для того, что бы простые люди над ним не задумывались и не вникали. А вникать и задумываться нам как раз есть над чем, ибо, если говорить очень кратко и не вдаваться в подробности, то данным термином обозначается ТЕХНОЛОГИЯ ОТБИРАНИЯ У ВАС ВАШИХ ДЕТЕЙ.

Родительский комитет Красноярского края

rkkkr@yandex.ru


СТИХ "Фарисей"

О, как мне быть не фарисеем,

Как стать смиренным мытарем?

По виду близок я к спасенью,

Но так ли на сердце моём?

Смиренный взгляд, благое слово

Не стоят многого труда,

Но как же снять с души оковы,

Её томящие года? Её томящие всегда?

Ведь там, во глубине сердечной,

Во тьме сокрытый мною клад,

А в нём - начало смерти вечной,

Грехов сокровища лежат.

Они мне сердце больно ранят

И совесть мучают всегда,

Но покаянье не достанет,

До этой бездны без труда,

А может быть и никогда.

Ведь мне дороже жизнь земная,

Земная пыль меня манит,

И сердце бедное, страдая,

Всю эту грязь в себе хранит.

О, как мне быть не фарисеем!

Как стать смиренным мытарем!

Чтобы неложное спасенье

Обрёл я в Господе моём!

Моя надежда только в Нём!

Автор: иерей Сергий (Киселев)


Rambler's Top100 Яндекс цитирования

© Официальный сайт Казанского кафедрального собора г. Ачинска. При использовании текстовых материалов ссылка на сайт www.aksobor.ru обязательна. Воспроизведение фотоиллюстраций допускается на условиях и с письменного разрешения их авторов. Хостинг от компании СиНТ