ГЛАВНАЯ  |  БЛАГОЧИНИЕ  |  ГИМНАЗИЯ  |  ГАЗЕТА  |  ИСТОРИЯ  |  СВ. ДАНИИЛ АЧИНСКИЙ  |  БИБЛИОТЕКА  |  АЗЫ ПРАВОСЛАВИЯ  |  ВОПРОС СВЯЩЕННИКУ  |  ОБЪЯВЛЕНИЯ

Поиск
Казанский собор г. Ачинск

Храм св. Даниила Ачинского

ПРАВОСЛАВНОЕ РАДИО:

Слушать радио


ПРАВОСЛАВНОЕ

ТЕЛЕВИДЕНИЕ:


№ 2 февраль 2010 г.

С Р Е Т Е Н И Е   Г О С П О Д Н Е

2/15 февраля

. “Сретение” — слово древнеславянское, которое значит на русском языке “встреча”, а на сербском — “радость”. И вот сегодня мы встречаем Господа с той глубокой и благодарной радостью, с которой Симеон Богоприимец Его держал на руках своих и видел в Нем осуществление всех древних пророчеств о том, что настанет день, когда рознь между человеком и Богом придет к концу, когда Сам Бог снизойдет к нам плотью как Спаситель наш, примиряя нас Своим воплощением, Своей жизнью, Своим учением и Своей смертью на Кресте с Богом нашим и Отцом. В празднике Сретения сливается одновременно и радость, и ожидание крестной смерти Христа.

Бывают праздники, когда душа так исполнена ликования, что рука не поднимается на мирской труд, но бывают и такие, что рука не поднимется, потому что сердце полно или скорби, или священного ужаса. Праздник Сретения Господня обе эти черты в себе соединяет. Встречает Христа Симеон Богоприимец, старый человек, проживший праведную жизнь, которому было Богом обещано, что он не увидит смерти, пока не встретит Спасителя мира, пришедшего совершить Свое дело примирения и преображения мира. Вместе с ним свидетельствует об этой радости и Анна пророчица. Исполнилось ожидание не только Ветхого Завета, но всего человечества от начала мира, его желание, тоска, надежда о том, чтобы пришел Господь и уже не было бы непроходимой пропасти между Им и нами. Одновременно эти праведники ликуют о том, что не только прошлое, но и будущее теперь оправдано и сияет надеждой и радостью. Пришел Господь, и пришло спасение, пришла надежда, которой никакое горе, никакой ужас земной не могут погасить, потому что Бог уже среди нас, Христос посреди нас и никто нас не вырвет ни из руки Его, ни из любви Его

Но вместе с тем праздник Сретения Господня несет на себе глубокую печать священного ужаса и скорби. Тот же Симеон, который возвестил пришествие Господне во плоти, обещал, принес страшную весть Божией Матери о том, что Ей меч пройдет сердце, что Она будет пронзена такой болью, испытает такое страдание, как никто на земле. Тогда Она не знала, каковы будут этот ужас и это страдание; позже, предстоя у Креста Господня на Голгофе, Она его пережила до конца: скорбь и ужас Матери, Которая видит Своего Сына пригвожденным ко Кресту неправедным судом, ненавистью тех людей, ради которых Он жил, проповедовал, ради которых Бог стал человеком; видела Она, как часами из Него текла жизнь, и наконец приняла Она Его мертвого на Свои объятия. Это Ей предрек Симеон Богоприимец, и поэтому, празднуя этот день, ликуя о нем, как о нашем спасении, вспомним, однако, об этой душу раздирающей скорби Божией Матери. Сколько матерей и в России, и во всех странах мира могут эту скорбь понять, у кого дети —сыновья, дочери — были отняты болезнью или жестокой смертью войны.

Каждый из нас после своего рождения приносится в храм или приходит сам позже, чтобы быть крещеным и предстать перед Богом в воцерковлении. Это воцерковление младенца или взрослого - образ того, что тогда случилось в древнем Иерусалиме. Как поставлен был Сын Божий, ставший Сыном Человеческим, перед лицом Господним, так и каждый из нас, когда мы бываем крещены, приобщается жизни распятого и воскресшего Христа. Каждый из нас приходит или приносится в храм, чтобы стать до конца, без отказа Божиим достоянием, не вообще “чадом Божиим”, но сыном или дочерью Божиими, вступающими в тот же путь, каким шел Господь наш Иисус Христос.

Если мы хотим понять, что значит до конца быть христианином, вспомним одно изречение евангельское и одно слово апостола Павла.

Когда Иаков и Иоанн на пути в Иерусалим, где Христос должен был пострадать и принять смерть, Его спросили, смогут ли они после Его победы сесть по правую и левую сторону Его царственного престола, Он им ответил вопросом: готовы ли вы пить ту чашу, которую Я буду пить? (то есть приобщиться тому страданию, которое Я должен вкусить?). Готовы ли вы креститься тем крещением, которым Мне надлежит креститься? (то есть погрузиться в тот ужас страдания, которое Мне предстоит?). И апостолы ответили: Готовы! (Мк 10:35—40). Так и мы, когда, крестившись, предстаем перед Богом в надежде в свое время разделить Его вечную участь, торжество вечной жизни, должны быть готовы сказать: и на земле, Господи, готовы мы разделить Твою земную судьбу, готовы, подобно Тебе, жить правдой, провозглашать истину, крестно любить ближнего нашего до готовности пострадать жизнью и смертью нашей – для других, для друзей, для врагов, для всех положить свою жизнь. Как однажды Святейший Патриарх Алексий[2] сказал мне в разговоре, Церковь – это Тело Христово, ломимое во оставление грехов человеческих.

Чтобы это осуществилось, должны мы помнить слово апостола Павла: для меня жизнь — Христос, и смерть — приобретение, и, однако, так как это полезнее, необходимо для вас, готов я остаться жить на земле (Флп 1:21—26). Кто из нас может всей душой, всем умом и всем сердцем, всей волей и всей жизнью сказать: жизнь для меня Христос, — не только в том смысле, что Христос в крещении, в таинствах, в учении Своем, в кроткой Своей близости дает мне новую жизнь, а в том смысле, что только то, что Христово, только то, чем Он жил, стало теперь целью и содержанием моей жизни? И, однако, это — признак истинного христианина; и если бы мы так жили, в таком единстве со Христом, с такой к Нему всецелой любовью, могли бы и мы сказать, как апостол Павел говорил: жизнь для меня — Христос, а смерть — приобретение, потому что, живя на земле, я отделен от Христа, а все желание, все устремление жизни моей в том, чтобы лицом к лицу Его узреть, чтобы с Ним быть всегда, чтобы ничто меня от Него не разделяло. И при всем этом апостол Павел, научившись от Христа любить—любить своего ближнего и дальнего, друга и врага, гонителя и защитника, говорит: и, однако, так как для вас это нужнее, я останусь жить на земле. Так и мы должны бы всей душой, всей силой жизни стремиться к встрече со Христом и, однако, быть способными сказать: да, но у меня есть дело на земле, я должен чистотой своей жизни, светом, льющимся из меня, правдой моих поступков, истинностью моих слов, всем моим существом быть свидетелем Христа, и хотя всей душой я мечтаю быть с Ним, я останусь в осиротелом, тусклом, горьком мире, чтобы внести в него свет, внести в него надежду, внести в него радость, внести в него любовь.

В этот праздник, который нам напоминает наше собственное воцерковление в свете крестного пути и крестной жертвы Христовой, обновим данные нами обеты крещения, вновь вступим, с новой решительностью, с новой надеждой, на путь Христов и не станем говорить, что мы слабы, что нет у нас крепости достаточной. Господь сказал апостолу Павлу, который просил о силе: Довольно тебе Моей благодати, Моя сила в немощи совершается (2 Кор 12:9). И апостол Павел восклицает: И поэтому буду хвалиться я только немощью своей, чтобы все во мне было силой Христовой! (2 Кор 12:9). И в другом месте: Все мне возможно в укрепляющем меня Господе Иисусе Христе (Флп 4:13) Павел был, как мы, человек из плоти и крови, ему тоже было страшно, ему тоже бывало больно, он тоже боролся за свою цельность и верность, и он победил, и он нам говорит: Последуйте за мной, как я последовал за Христом (1 Кор 4:16).

Исполним же это слово, и станем каждый день по-новому, глубже, более совершенно – Христовыми и подобными нашему Учителю, Спасителю и Богу. Аминь.

Митрополит Сурожский Антоний (Блум)


Пост – это время, когда мы должны забыть о себе

 

Если мы обратимся к истокам, то увидим, что уже в ветхозаветные времена пост составлял один из основных элементов аскетической жизни. Постились люди в знак покаяния, постились пророки и учители Израилевы перед выходом на проповедь и служение. Постились и цари, и простолюдины для того, чтобы примириться с Богом, принести покаяние и через воздержание явить Богу свою любовь.

Мы знаем, что Христос начал Свое общественное служение после Крещения с того, что удалился в пустыню и провел там сорок дней в посте, после чего был искушаем диаволом. Иисус Христос, Который был Богом Воплотившимся, по человеческому Своему естеству нуждался в укреплении, в подготовке духовной, душевной и телесной к Своему служению. И именно поэтому перед выходом на проповедь Он удалился в пустыню и там постился – ничего не ел и не пил.

В Евангелии есть моменты, которые могут заставить нас думать, что Христос не очень высоко ценил пост. Например, когда фарисеи приступали к Христу и спрашивали: “Почему ученики Иоанновы и фарисейские постятся, а Твои ученики не постятся?” И Господь ответил им: “Могут ли поститься сыны чертога брачного, когда с ними жених? Доколе с ними жених, не могут поститься; но придут дни, когда отнимется у них жених, и тогда будут поститься в те дни” (Мк. 2:18–20).

Представим себе на минуту жизнь Христа и Его учеников. Это была жизнь странствующего Учителя – Человека, Который вместе со Своими учениками переходил из города в город, из селения в селение. Где-то Его принимали с любовью, где-то – недоброжелательно. Иногда Он разделял трапезу с людьми богатыми и влиятельными, с фарисеями и книжниками, но чаще оказывался в домах людей бедных. И когда Христос приходил в чей-то дом, Он не требовал для Себя особой еды, а ел то, что Ему предлагали. Проходя через засеянные поля, Его ученики срывали колосья, разминали их руками и ели зерна, нарушая тем самым иногда и субботу. Время, отпущенное Христу для Его служения народу израильскому, было слишком коротким, поэтому Он был сосредоточен на главном и как бы оставлял в стороне все второстепенное. Именно потому традиционные предписания о посте и о субботе Им и Его учениками не всегда исполнялись. Мы вообще не находим в Евангелии указаний на то, что Христос соблюдал какую-то особую диету. Он ел мясо (иначе Он бы не вкушал пасхальную трапезу со Своими учениками), ел рыбу, ел то, что было доступно для Него и Его учеников.

Но все это вовсе не означает, что Христос пренебрегал постом. Мы помним, что, когда Его ученики не смогли исцелить бесноватого отрока и спрашивали, почему они не могут этого сделать, Господь ответил им: “Сей же род изгоняется только молитвою и постом” (Мф. 17:21). А потом пришло время, когда у сынов чертога брачного отнялся Жених, когда Христа уже не было с учениками, и тогда ученики возродили традицию поста – поста, соединенного с молитвой. Мы знаем, что в ранней Церкви ученики Христа вернулись к традиционным иудейским установлениям о посте. В Деяниях святых апостолов мы встречаем упоминания о том, что апостолы соблюдали пост.

Что же такое пост? Если говорить о внешней стороне, то пост – это телесное воздержание, воздержание от той или иной пищи. В современной практике это прежде всего воздержание от скоромной пищи, то есть мясных, молочных и вообще животных продуктов. За исключением строгих постов, разрешается, впрочем, вкушение рыбы. В строгие посты, кроме того, не разрешается употребление алкогольных напитков. Пост сопряжен также с воздержанием в брачных отношениях.

Но все это – лишь внешняя сторона дела. И мы должны помнить, что соблюдаем посты не ради воздержания от пищи, а для того, чтобы достичь высот на нашем духовном пути. Невкушение той или иной пищи не должно быть самоцелью. Ведь существует много причин, по которым человек не может соблюдать телесный пост, – например, болезнь, старость, нищета. Пост предназначен для людей здоровых, для больных же постом является сама болезнь. Во многих случаях врачи запрещают больным отказываться от скоромной пищи. И нужно помнить, что Церковь никогда и никому не предписывает совершать насилие над своим естеством, не призывает нарушать предписания врачей.

Нельзя, кроме того, налагать узы поста на маленьких детей. Со временем, по мере того, как они растут, мы должны воспитывать в них сознательное отношение ко всему, что существует в Церкви, – к богослужению, к молитве и к посту. Можно приучать детей к некоторым ограничениям в еде, но это должно осуществляться постепенно и не в ущерб здоровью.

Существуют и другие ситуации, когда мы не можем в полной мере соблюдать пост, например, во время путешествий. Христос, переходя из селения в селение, не соблюдал посты – возможно, именно потому, что это не позволял Ему избранный Им образ жизни. Когда мы путешествуем, мы живем в особых, не зависящих от нас условиях. То же самое – когда мы живем у других людей или приходим в гости. Как известно, в чужой монастырь со своим уставом не ходят. Иногда меня спрашивают: “Что делать, если в постный день приглашают на день рождения, празднование какого-либо события? Можно ли есть то, что предложат хозяева, или надо отказываться от скоромной пищи?” Думаю, вопрос должен ставиться иначе: идти или не ходить? Если мы приняли решение пойти, то сидеть среди радующихся, веселящихся людей с постным лицом, отказываться от предлагаемой пищи, служа молчаливым укором для всех непостящихся, думаю, будет неправильно. Господь Иисус Христос говорил: “Когда вы поститесь, не будьте унылы, как лицемеры; ибо они принимают на себя мрачные лица, чтобы показаться людям постящимися. А ты, когда постишься, помажь голову твою и умой лице твое, чтобы явиться постящимся не пред людьми, но пред Отцем твоим” (Мф. 6:16–18). Этими словами Христос показывает, что у поста есть внешняя сторона и внутренняя. И об этой внутренней стороне я хотел бы теперь сказать несколько слов.

Прежде всего, прочитаю небольшой отрывок из Книги пророка Исаии:

Почему мы постимся, а Ты не видишь? смиряем души свои, а Ты не знаешь? Вот, в день поста вашего вы исполняете волю вашу и требуете тяжких трудов от других. Вот, вы поститесь для ссор и распрей и для того, чтобы дерзкою рукою бить других; вы не поститесь в это время так, чтобы голос ваш был услышан на высоте. Таков ли тот пост, который Я избрал, – день, в который томит человек душу свою, когда гнет голову свою, как тростник, и подстилает под себя рубище и пепел? Это ли назовешь постом и днем, угодным Господу? Вот пост, который Я избрал: разреши оковы неправды, развяжи узы ярма, и угнетенных отпусти на свободу, и расторгни всякое ярмо; раздели с голодным хлеб твой, и скитающихся бедных введи в дом; когда увидишь нагого – одень его, и от единокровного твоего не укрывайся. Тогда откроется, как заря, свет твой, и исцеление твое скоро возрастет, и правда твоя пойдет пред тобою, и слава Господня будет сопровождать тебя. Тогда ты воззовешь, и Господь услышит; возопиешь, и Он скажет: “Вот Я!” Когда ты удалишь из среды твоей ярмо, перестанешь поднимать перст и говорить оскорбительное, и отдашь голодному душу твою, и напитаешь душу страдальца: тогда свет твой взойдет во тьме, и мрак твой будет как полдень; и будет Господь вождем твоим всегда, и во время засухи будет насыщать душу твою и утучнять кости твои, и ты будешь, как напоенный водою сад и как источник, которого воды никогда не иссякают (Ис. 58:3–11).

Как видите, уже в ветхозаветные времена существовало ясное представление о том, в чем должен заключаться пост. “Почему мы постимся, а Ты не видишь?” – вопрошает Бога постящийся. Это происходит потому, что на первое место поставлено не главное. Пророк говорит, что если человек постится “для ссор и распрей, и для того, чтобы дерзкою рукою бить других”, то такой пост не угоден Богу.

Нередко в христианской среде можно наблюдать такую картину. Люди живут весело, дружно, но наступает пост – и они озлобляются, раздражаются, ссорятся друг с другом. Происходит это отчасти потому, что, воздерживаясь от пищи, люди тем самым смиряют свое физическое естество, приглушают телесные страсти. А страстная энергия требует какого-то выхода; и вот, она выплескивается на других людей. Если такое происходит, постящийся должен понимать: его пост – именно тот неугодный Богу пост, о котором говорит пророк Исаия. Мы должны поститься не для “распрей и ссор”, но для того, чтобы примириться с Богом и друг с другом. Пост должен высвобождать нашу духовную энергию для добрых дел.

По словам пророка, пост заключается в том, чтобы одеть нагого, накормить голодного, разделить хлеб свой с ближними. Сущность поста выражена в словах: “отдай голодному душу твою”. Пост – это время, когда мы должны забыть о себе, научиться жертвовать собою ради других. Время Великого поста дано нам именно для того, чтобы мы пересмотрели свою жизнь в этой перспективе. Это гораздо важнее и гораздо труднее, чем просто воздерживаться от какой-то пищи. Если в несоблюдении поста телесного мы нередко можем найти себе оправдание (болезнь, путешествие, недостаток материальных средств и т. д.), то в том, что мы не работаем по-настоящему над своей душой, над своим сердцем, нам нет извинения.

О смысле постного подвига напоминают нам также стихиры, которые поются в начале Великого поста:

Братие, постясь телесно, будем поститься и духовно: развяжем всякие союзы неправды, расторгнем препятствия к необходимым изменениям, разорвем неправедные писания, дадим алчущим хлеб и приютим нищих и бездомных, дабы получить от Христа великую милость... Придите, верующие, и будем во свете делать дела Божии, как днем, будем ходить честно, благообразно, избавимся от несправедливого обвинения ближнего, не стараясь столкнуть его с пути на соблазн другим. Оставим сладострастие плоти, возрастим данные нашей душе дарования, и приступим ко Христу, в покаянии взывая: Боже наш, помилуй нас.

Церковь призывает нас отнестись к посту творчески: “возрастим данные нашей душе дарования”. Пост – это время, когда мы высвобождаем себя для того, чтобы душа наша раскрылась по отношению к Богу, к Церкви и к людям. Великий пост этому особенно помогает. Не случайно он по времени выпадает на весну. В течение года природа проходит определенный цикл: возрастание, затем цветение, зрелость, увядание и долгая изнурительная зима. Это можно сравнить с состоянием нашей души. Бывают времена, когда душа наша возрождается, расцветает, но потом снова охладевает, мы становимся равнодушнее, погрязаем в наших земных делах: наступает осень, затем зима души. Но всякий раз Великий пост приходит как новая духовная весна, давая нам возможность духовно обновиться, процвести цветами добродетелей, принести плоды покаяния.

Великий пост готовит к Страстной седмице, к встрече со Христом. Смысл, цель и сердцевина поста заключается именно в том, чтобы, подражая Христу, мы все более и более к Нему приближались; в том, чтобы, очищая душу и тело, мы оказывались все более способными воспринять в себя ту духовную Весть, – преображающую, исцеляющую и воскрешающую, – которую приносит нам Господь Иисус Христос. В пасхальную ночь мы услышим слова Иоанна Златоуста о том, что и постившиеся, и не постившиеся должны насладиться духовным пиром и напитаться от духовного Агнца, Который есть Христос. Но я думаю, что многие из вас по собственному опыту знают, насколько полнее бывает восприятие служб Страстной седмицы и радость праздника Пасхи, если мы достойно и по-христиански провели пост; насколько лучше чувствует себя наша душа, насколько охотнее откликается она на все то, что слышит в Церкви в страстные и пасхальные дни, если мы прошли через подвиг поста.

В Великом посту каждый из нас может взять на себя какой-то духовный подвиг. Можно, например, дать себе зарок в течение поста никого вслух не осуждать. Если нам удастся шесть недель продержаться, никого не осуждая, это уже будет великое дело. Конечно, это не значит, что мы должны воздерживаться от осуждения лишь во время Великого поста, но поскольку мы осуждаем друг друга ежедневно, дадим себе шанс и возможность хотя бы на время замкнуть уста для всякого слова осуждения. И если нам это удастся, мы увидим, насколько изменится наше отношение к другим людям после нескольких недель такого духовного упражнения.

Можно также дать себе зарок в течение поста ни с кем не ссориться, никого не обижать. Это бывает очень трудно – не раздражиться на наших ближних или на сослуживцев. Но если мы сможем хотя бы в дни поста воздержаться от раздражения – это будет драгоценнее и для Бога, и для каждого из нас, чем воздержание от той или иной пищи. Господь сказал: “Не то, что входит в уста, оскверняет человека; но то, что исходит из уст, оскверняет человека… Ибо из сердца исходят злые помыслы, убийства, пре­любодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления” (Мф. 15:11, 19).

У нас есть сердце и уста, то есть наш внутренний человек и то орудие, через которое этот внутренний человек себя проявляет. И если нам не удается сразу же преобразить нашего внутреннего человека, то нужно хотя бы поработать над его орудием. Часто люди спрашивают, как справиться с раздражением, как сделать, чтобы не позволить себе выплеснуть гнев на другого человека. Один из способов – в тот момент, когда гнев подступает к вашему сердцу, уже захлестнул его и готов вылиться в слова, – замкнуть свои уста и не дать им раскрыться до тех пор, пока приступ гнева не пройдет. Подавить в себе гнев, “проглотить” его – это, быть может, процедура неприятная и болезненная, но если научиться хотя бы этому, то затем можно переходить и к работе над собственным сердцем. И время Великого поста идеально подходит для того, чтобы сделать первый шаг. Это то самое время, когда, если мы еще не начали работу над собой, мы можем ее начать.

В Великом посту можно взять себе и другие делания, например, прочитать все четыре Евангелия. Нередко мы, православные христиане, думая, что Священное Писание мы знаем едва ли не наизусть, неделями и месяцами его не открываем. И не замечаем того, что, даже если и сохраняются в нашей памяти какие-то евангельские эпизоды, Евангелие все меньше и меньше становится книгой нашей собственной жизни, мы все реже видим в нем отражение собственного духовного опыта. Поэтому, если нам не хватает времени в обычные дни читать Евангелие, то хотя бы в дни Великого поста перечитаем эти страницы, на которых Сам Господь обращается к нам, дает нам пример подлинно христианской жизни.

В дни Великого поста полезно также читать Ветхий Завет. Не случайно на великопостных богослужениях читаются и Книга Бытия, и Книга Иова, и Книга Притчей Соломоновых. Церковь избрала эти книги потому, что они имеют особое назидательное значение. Из Книги Бытия мы узнаем о сотворении мира, о смысле его существования. Книга Иова говорит нам о том, как Бог утешает человека в страданиях и скорбях. Из Книги Притчей мы можем получить множество полезнейших нравственных уроков. И если обычно мы не находим время, чтобы перечитать эти книги, то в Великом посту нужно найти для этого и силы, и время.

В течение Великого поста полезно обратиться и к духовной святоотеческой литературе. Не случайно во вторую неделю поста Церковь вспоминает святителя Григория Паламу, в четвертую неделю – преподобного Иоанна Лествичника, в пятую – преподобную Марию Египетскую. Опыт, отраженный в житии Марии Египетской, в книгах Иоанна Лествичника и Григория Паламы, а также других Отцов Церкви может стать и нашим опытом, если мы будем вчитываться в их слова и стараться воплощать в жизнь то, что они говорят.

Конечно, открывая “Лествицу”, многие из нас понимают, что это книга, которую не каждый может вместить, так как она говорит о слишком высоких вещах. “Лествица” начинается с отречения от мира – это первая ступень духовного восхождения. Боюсь, что никто из нас даже на эту первую ступень не взошел. Помню, когда я был маленьким мальчиком, меня поражали пожарные лестницы на старых московских домах, начинавшиеся примерно на уровне третьего этажа. Взобраться на первую ступень можно было только при помощи пожарной машины, а подняться на эту ступень прямо с земли было невозможно. И когда мы читаем “Лествицу” преподобного Иоанна, может показаться, что это именно такой род лестницы, предназначенной не для нас, на земле живущих. Но давайте вообразим, что Великий пост – это та пожарная машина, которая помогает нам взобраться на первую ступень лестницы и начать бороться с тем, что богослужебные тексты называют “мрачным разжжением (то есть пожаром) греха”.

Для людей семейных пост предполагает, помимо всего прочего, еще и воздержание от брачного общения. Из этого правила, впрочем, могут быть исключения. Например, верующая жена хочет соблюдать пост и воздерживаться от брачного общения, а неверующий муж не хочет. Нельзя допустить, чтобы пост разрушил семью. Как говорит святитель Иоанн Златоуст, “та, которая воздерживается против воли мужа, не только лишится награды за воздержание, но даст ответ за его прелюбодеяние, и ответ более строгий, чем он сам. Почему? Потому, что она лишает его законного совокупления, низвергает его в бездну распутства”. В каких-то случаях человеку приходится жертвовать собственным благочестием и своими аскетическими правилами, чтобы сохранить целость семьи.

О том, каким должно быть наше отношение к посту, хорошо говорит отец Александр Шмеман в одной из лучших своих книг – “Великий пост”, которую я всем вам рекомендую прочитать:

Серьезное отношение к посту означает прежде всего, что мы отнесемся к нему, по возможности, на самом глубоком уровне нашего сознания – воспримем его как духовный призыв, требующий ответа, решения, постоянного усилия. Мы знаем, что именно для этой цели Церковь установила приуготовительные недели к Великому посту. Это и есть время для ответа и решения. И лучший, и самый легкий способ для этого – отдаться руководительству Церкви, хотя бы размышлением над пятью евангельскими чтениями, которые Церковь предлагает нам в течение пяти недель, предшествующих посту: желание (Закхей), смирение (Мытарь и фарисей), возвращение из изгнания (Блудный сын), суд (Страшный суд) и прощение (Прощенное воскресение). Эти евангельские чтения надо не только прослушать в церкви, но принести их с собой домой и сопоставить с моей жизнью, моим семейным положением, моими профессиональными обязанностями, моей заботой о материальной стороне жизни, моим отношением к определенным людям, с которыми я живу.


Прощеное воскресенье

 

Нет такого человека на земле, которому бы не пришлось испытать обиду или несправедливость, а того хуже и предательство.

Да, к сожалению, таких людей много, но из них весьма мало тех, которые могут простить от сердца.

Для многих прощение - это проявление слабости, бесхарактерности. Ведь не случайно у восточных народов есть даже понятие "кровная месть"...

В нынешний день мы, христиане, имеем обыкновение просить друг у друга прощение, потому и самый день сей у нас называется прощеным воскресеньем. Традиция эта самая христианская, ибо чем же приличнее начать наступающий пост, как не взаимным прощением?

В пост святой Четыредесятницы мы преимущественно испрашиваем себе у Бога прощение во всех грехах, какие сделали в продолжение года. Но простит ли Бог нам грехи наши, когда мы не простим грехов нашим ближним? Господь нам только тогда прощает, когда мы сами все прощаем другим; если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный, а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших (Мф. 6, 14-15).

Кто не прощает грехов ближнему, тот не истинно раскаивается в своих грехах. Истинно раскаивающийся грешник не может помнить оскорблений, какие он терпел или терпит от других; у него одно на уме - грехи, которыми он Бога оскорблял; печаль по Бозе заглушает в нем все другие попечения.

Правда, нелегко прощать обиды и забывать оскорбления; ах, есть такие оскорбления, которых, кажется, вечно забыть нельзя! Но что же делать! Трудно прощать, зато как легко, как спокойно бывает после! Точно камень спадет с души, когда превозможешь себя, бросишь обиду, забудешь оскорбление. Именно божественный мир водворяется в душе, когда помиришься с кем. Богу подобными мы делаемся, когда друг друга простим; Христос посреди нас бывает, когда друг друга лобзаем.

Впрочем, не думайте, что довольно в душе помириться и простить, как некоторые говорят. Нет, непременно пойди к тому, с кем тебе надобно помириться; пойди, поклонись и скажи: прости меня. Ибо отчего тебе не хочется пойти поклониться и попросить прощения? Отчего ты даже не хочешь сказать: прости меня? От гордости, гордость запрещает. А ее-то и надобно сокрушать, истреблять, ибо от нее-то и происходят все ссоры, она-то и причиной всякому злу. Только вот когда довольно в душе помириться с ближним: когда этот ближний далеко от тебя живет или ни за что не хочет с тобой мириться. В последнем случае лишь ты не злись на него да молись Богу, чтобы Господь вразумил его оставить злобу на тебя. Невозможного Бог от нас не требует.

Говорят некоторые в оправдание гордого и непреклонного своего сердца: что мне мириться и просить прощения? Через день или даже скорее опять, пожалуй, поссоримся и часто будем ссориться. Миритесь, всегда миритесь, а о том не думайте, надолго ли будет мир между вами; миритесь, хотя и через день или через минуту вы можете опять поссориться. И солнце да не зайдет во гневе вашем, и спать не ложитесь, доколе не успокоите себя и других миром и прощением.

Итак, старайтесь всегда иметь мир, по возможности со всеми. Позаботьтесь, особенно в нынешний день, простить друг друга, простить по-христиански, от души. В противном случае и пост ваш будет не в пост, и молитва ваша не в молитву. Аминь.

Автор: протоиерей Родион Путятин


Литургия Преждеосвященных Даров

Светлана Климова

Особенность Литургии Преждеосвященных Даров в том, что люди причащаются Дарами, которые были освящены прежде, на воскресной литургии. Самого претворения хлеба и вина в Тело и Кровь Христову не происходит, чтобы радость и торжество не нарушали общего покаянного настроения Великого поста.     

Такая литургия служилась еще в апостольские времена, но единого определенного ее чина не существовало, появился он лишь благодаря трудам св. Василия Великого. Широко распространено мнение, что авторство этой литургии принадлежит римскому папе Григорию Двоеслову, однако он лишь ввел ее совершение в Римской Церкви на латыни. Из уважения к св. Григорию, который ввел много древних обрядов, сохранившихся в восточной Церкви, в латинскую богослужебную практику, ему и было приписано авторство.

Литургия Преждеосвященных Даров совершается в среду, пятницу и праздники Великого поста, а в субботу, воскресенье и на Благовещение – обычная литургия в связи с послаблением поста в эти дни. Литургия Преждеосвященных Даров предваряется чтением 3, 6, 9 часов и изобразительных, а часть литургии оглашенных занимает вечерня. Также не совершается проскомидия, то есть приготовление хлеба и вина для Таинства, и не поются некоторые песнопения, заключающие в себе его смысл.

А в первую пятницу Великого поста после литургии Преждеосвященных Даров читается канон св. Феодору Тирону, с именем которого связана удивительная история, произошедшая в 4 веке в Константинополе, во время правления императора Юлиана, прозванного Отступником за приверженность к языческим верованиям. Желая насмеяться над христианами и заставить их съесть оскверненную пищу, накануне Великого поста император приказал окропить идоложертвенной кровью все продукты на рынках города. Христиане не знали об этом и пострадали бы от злодеяния, если бы не заступничество св. Феодора, который в день своей памяти явился архиепископу Евдоксию, предупредил его о коварстве императора и повелел есть в дни поста особое кушанье под названием «коливо», которое приготовляется из вареной пшеницы или риса с медом, а запасы этих продуктов Юлиан Отступник не успел осквернить.

Удивительно, что сам святой Феодор принял мученическую смерть из-за отказа войти в языческое капище и есть идоложертвенную пищу. Его второе имя, Тирон, обозначает «молодой воин», так как святой был новобранцем и служил в Малой Азии. Несмотря на воинскую доблесть и верную службу родине, он был сожжен за исповедание христианской веры. В воспоминание чудесного заступничества святого Феодора в пятницу после литургии и прочтения канона освящается коливо, а затем раздается верующим.


Молитва Ефрема Сирина: плач отца пустынника

Юлиана Годик

 

«Начало плача, — говорит преподобный Ефрем, — познание самого себя... Плач созидает и охраняет».

Плач отирает слезами душу и делает ее чистой; плач рождает целомудрие, отсекает прихоти, усовершает добродетели. Что еще сказать? Плач ублажается Богом... Велика сила слез, братия! Умиление вселяет в нас Единородного Сына, когда вожделеваем Его. Умиление привлекает на душу Духа Святаго. Удостоверьтесь, братия, что на земле нет радости сладостнее той, какая бывает от умиления. Изведали ли опытно вы, братия, силу слез? Озарился ли кто из вас этой радостью слез по Богу? Если кто из вас, испытав это и усладившись этим, во время усердной молитвы возносился над землей, то в этот час бывал он весь вне тела своего, вне всего этого века, и уже не на земле.

Один из известных духовников современности Архимандрит Кирилл (Павлов) так размышляет о молитве святого подвижника:

«Эта молитва состоит всего из десяти прошений, однако своим покаянным духом и способностью приводить человека в сердечное сокрушение она превосходит многие другие молитвословия, почему и принято ее читать Великим постом:

Господи и Владыко живота моего, дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия не даждь ми. Дух же целомудрия, смиреномудрия, терпения и любве даруй ми, рабу Твоему. Ей, Господи Царю, даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего, яко благословен еси во веки веков. Аминь

Начинает свою молитву преподобный Ефрем обращением к Богу: Господи и Владыко живота моего… Слово Божие нам открывает, что наша жизнь связана с Богом, от Него зависит и Им держится. В Его милующих руках – участь праведных и неправедных, добрых и злых и всего животного и растительного мира. Никто и ничто не может просуществовать и дня, и часа без Его зиждительной силы Духа Святаго, поддерживающей бытие всякой сотворенной живой твари. Поэтому, чувствуя в своем сердце Бога, мы не можем без молитвы к Нему, без благословения Его ни начать, ни продолжить, ни завершить никакого дела на земле. Бог действительно есть Господин, Начальник, Владыка нашей жизни.

В первом прошении преподобный Ефрем просит Бога не дать ему духа праздности. Праздность всем понятна – это есть леность и нерадение о самых насущных делах и, прежде всего, о своем спасении. Она может довести человека до неподвижности, до полного застоя как в духовной жизни, так и в необходимых повседневных занятиях. Внешняя праздность нам понятна почти каждому, потому что все мы в той или иной степени бываем причастниками этой душевной болезни, когда предаемся нерадению и разленению и допускаем небрежение о своей домашней молитве, опускаем хождение в храм либо когда позволяем себе на молитве поспешность, с тем чтобы поскорее закончить ее и предаться отдыху или суетной болтливости; но когда этот недуг поразит все наши душевные силы, то наступает тяжелое нравственное, душевное состояние.

Тогда человек уже не живет нормальной, настоящей жизнью, потому что нет у него в душе постоянного оживотворяющего начала для полноценной человеческой деятельности, а живет жизнью призрачной, вымышленной, бесполезной, никому не нужной. Любит предаваться бесполезным мечтаниям и праздным суетным разговорам и бывает неспособен ни к какому доброму делу. Эта праздность, это расслабление и нерадение отводят нас от главной заботы нашей – о спасении. Поэтому и молимся, чтобы Господь избавил нас от сего недуга.

Во втором прошении преподобный Ефрем просит Господа избавить его от недуга уныния. Уныние есть такое мрачное тоскливое душевное состояние, когда человеку все в жизни показывается лишь с темной стороны. Он ничему не радуется, его ничто не удовлетворяет, обстоятельства кажутся ему несносными, на все он ропщет, по всякому поводу раздражается – словом, сама жизнь бывает тогда ему в тягость. Приходит уныние, как учат святые Отцы, от той же праздности, от маловерия, неверия, от нераскаянности в своих грехах. К унынию могут привести и предшествовавший гнев или причиненные кому-либо обиды, отсутствие страха Божия, многословие или – неудачи в личной жизни, работе и тому подобные неприятности. Вместе с тем очень часто само уныние приводит к другому, более опасному душевному состоянию, называемому отчаянием, когда человек нередко допускает мысль о преждевременной смерти и даже почитает ее уже существенным благом на пути своей земной жизни.

Предаться отчаянию значит прекратить связь с окружающим миром и не иметь общения с Источником нашей жизни – Богом. «Не хочу жить, пропал интерес к жизни, и нет в ней никакого смысла» – такие слова можно услышать от человека, одержимого отчаянием. Поскольку сей недуг весьма тяжек, то и Преподобный просит Господа избавить его от него. Порок этот таков, что надобно молиться против него настойчивой, неотступной молитвой. Сему и Сам Спаситель в Евангелии учит нас, говоря, что не должно никогда унывать, но должно всегда молиться (см.: Лк. 18, 1). Настойчивая, постоянная молитва, соединенная с верою в силу молитвы и помощь Божию, восстановит связь с окружающим миром и сохранит от уныния. С молитвой же надо соединять и труд очищения своей совести в Таинстве Покаяния, чем также подается благодать Божия, укрепляющая наши духовные силы. Читать духовные книги и жить по заповедям Божиим – все это наилучшим способом будет предохранять от губительного духа уныния.

В третьем прошении преподобный Ефрем просит Господа избавить его от духа любоначалия. Страсть любоначалия присуща нашей греховной горделивой природе, и она проявляется во всех областях человеческой жизни. Например, в отношении отца семейства к семье, начальника – к подчиненным, наставника – к своим ученикам, старших по возрасту – к младшим: каждый желает подчинить своему влиянию других, диктовать им свою волю. Такое душевное расположение противно учению евангельскому, учению Христа, Который Сам показал пример глубочайшего смирения и неоднократно говорил, что тот, кто хочет быть большим, тот будь слугою всем (см.: Мф. 20, 26–27; Мк. 10, 43—44; Лк. 22, 26). С этим пороком связана скрытая тайная гордость, и потому, когда у нас есть страсть учить других, наставлять, обличать, то это – верный признак одержимости нашей души духом властолюбия, любоначалия. Дух сей делает человека противным для всех окружающих, а кроме того, и неспособным бороться со своими страстями и пороками. Поэтому-то мы и молимся Господу, чтобы Он избавил нас от него и не допустил ему овладеть нашей душою.

В четвертом прошении преподобный Ефрем просит Господа избавить его от духа празднословия, которому также причастны едва ли не все люди. Каждый любит посуесловить, между тем как дар слова дан для того, чтобы мы прославляли устами Бога и чрез слово же имели общение друг с другом, служа ко взаимному назиданию. Имеется мудрая народная пословица, утверждающая, что слово – серебро, а молчание – золото. И этой истины придерживались многие святые, которые закрывали свои уста, хотя и надо было – для назидательных целей – открывать их для беседы.

Многословием человек опустошает свою душу, расслабляет ее и делает рассеянною. Посмотрим на Спасителя, как Он был краток в поучениях и наставлениях! Молитва Господня дана всего только в семи прошениях, а заповеди блаженства – в девяти стихах. Ангелы славословят Бога кратко: «Свят, Свят, Свят Господь Бог Саваоф!». Как сосуд, который часто открывают, не сохраняет крепости и аромата самого благовонного вещества, помещенного в нем, так и душа того человека, который любит многословить, не сохраняет надолго добрых мыслей и добрых чувствований, а изрыгает из себя потоки осуждения, злоречия, клеветы, лести и т. д. Поэтому-то Церковь постом и молится: Положи, Господи, хранение устом моим и дверь ограждения о устнах моих. Не уклони сердце мое в словеса лукавствия (Пс. 140, 3—4). Как сорняки засоряют почву и мешают произрастать на ней добрым злакам, так пустые, гнилые слова убивают душу и не дают возможности произрастать в ней добрым помыслам и чувствам.

Итак, дорогие братия и сестры, помня и храня сокровенные в молитве преподобного Ефрема благие уроки, последуя им, мы обязательно привлечем к себе благодать Божию и соделаемся милыми Отцу своему Небесному, удостоимся зреть Горний Иерусалим и блаженствовать со всеми Небесными Силами и душами праведных».


Вопрос священнику

Вопрос:  Сегодня только из храма, принесла святую воду впервые в жизни домой. Можно ли хранить ее в холодильнике? Обязательно ли пить святую воду только натощак? Мне в Церкви сказали, что ее можно разбавлять: чуть-чуть налить в обыкновенную – и будет святая. Правильно?

Ответ:   Крещенская вода, по гречески - Агиасма (Великая святыня). В Церкви принято принимать Крещенскую воду натощак, как и святые прсфоры из уважения и трепетного отношения к святыне, чтобы не произошло привыкания, чтобы не потерять благоговение. При нужде, конечно, можно пить Агиасму в любое время, но не превращать это в систему. Кстати, как мне кажется, многие церковные традиции имеют своей целью именно отделение праздника от будней, священного от несвященного, обыденного от особого, естественного от чудесного.

Крещенскую воду, действительно, можно разбавлять, вернее, освящать ей простую воду. Отсюда - вливание святой воды в обычную (крестообразно, перед употреблением), а не наоборот. Хранить Агиасму лучше в святом месте, близ икон, никак не в холодильнике. Хранение в холодильнике Святой воды, по-моему, - признак маловерия. Хранить в общем шкафу, наверное, можно, если нет другой возможности. Но лучше - отдельно.

Недавно читал книгу "Пасха красная" про оптинских новомучеников. По-моему, инок Трофим на Пасху разговлялся яйцом, которое хранил в течение года у иконы с предыдущей Пасхи. Оно было наисвежайшим! Вот вера!

А Крещенская вода, взятая и хранимая без веры, с сомненим, иногда портится, причем даже на второй - третий день...

Вопрос: Мои знакомые, люди неверующие, рассказали такой случай: Муж моей знакомой занимается бизнесом - гоняет с востока на продажу автомобили. Естественно, прибыль зависит от оборота - чем быстрее продал, тем больше выиграл, т.е если машина "застряла" это плохо. И вот однажды он пригнанную на продажу машину никак не мог продать.  Три месяца бился с ней – бесполезно, разные варианты пробовал, цену сбрасывал - никак. Машина не продавалась..

Тут мама жены принесла из храма банку святой воды, было это после Крещения. И вот знакомый, не зная что в этой банке, взял, и помыл этой водой стекла в машине и погнал на авторынок. Надежды было мало у него, но он моментально продал её, причём очень выгодно. Когда вернулся - жена спрашивает: Где банка с водой?. Ну в общем выяснилось, что в ней было... Они конечно были поражены, но тем не менее решили, что это чудотворное действие святой воды. Для верующего человека, конечно, случай ужасный - такое отношение к святыне невозможно. Но вот их не переубедить - они уверены, что им помогла святая вода.

Ответ:  Вообще-то этот вопрос очень серьезный. В Вашем, Ксения, примере налицо действие призывающей благодати Божией. Бог поругаем не бывает, и я думаю, после того, как супруги признали, что не случай, а именно чудесное действие Божие через Святую воду помогло им продать машину, отношение к этой святыне у них кардинально изменится.

Но такое отношение к святыне (потребительское), допустимо лишь на этапе новоначалия. Святой преподобный Серафим Саровский говорит Мотовилову: "Не дай Бог Вам, Ваше боголюбие, просить у Бога того, в чем Вы не имеете крайней нужды". Когда приходят к царю и просят у него о ничтожной вещи - царь может разгневаться. Царь Небесный, Господь наш, может и хочет дать нам не просто здоровье, успех, богатство, славу (хотя, будучи благоутробным и человеколюбивым, Он подает и эти блага тем, для кого они важны) - наш Царь и Отец хочет и может дать нам несравненно большее - Царство, - и желает, чтобы мы искали и просили не меньше того, чем Он желает нас одарить. Именно это искание запечатлели Святые отцы в своих молитвах, заботливо сохраненных Церковью и предложенных верным в православных молитвословах.

Вопрос:  Как Церковь относится к иноверцам? Ведь есть очень хорошие люди во всех верах. Спасутся ли они?

Ответ:  Источник святости на земле один – Православие.

Преподобный Иоанн Лествичник: «Невозможно пламени происходить от света, еще более невозможно быть смиренномудрию в иноверном, или еретике. Исправление это принадлежит одним православным, благочестивым и уже очищенным».

Добродетели иноверцев, безусловно, несовершенны. Более того, они могут являться таковыми только по наружности. У Аввы Дорофея есть рассказ об одном иноке, который терпеливо переносил огорчения и досаждения от братии. Когда Авва спросил, как ему это удается, тот ответил: «А что на них обращать внимания. Это – псы лающие». И тем не менее я согласен с русским религиозным философом Иваном Ильиным в том, что Господь не оставляет ни одного человека, а тем более целые народы без Своей благодатной помощи, и конечно же, поощряет во всех людях стремление к добру и справедливости, искание Бога.

Святитель Феофан Затворник: «Истина Божия о жизни пребывает на земле во всех верах и у всех народов. Неверующие – выродки…несчастнейшие из несчастных»

На вопросы отвечал священник Казанского собора Сергий Пигасов.


Письма Валаамского старца

(схиигумена Иоанна)

12.12.1952 г.

     Христос посреди нас.

     ... Ты пишешь о своих болезнях, что они посланы Богом за грехи твои. Нет, не так надо думать. Судьбы Господни не постижимы, и наш ограниченный умишко не может понять их; кому какие болезни и скорби даются Богом нам грешным, однако, знай, что в сей юдоли плачевной, временной жизни, миновать их не можем.

     Умудри тебя, Господи! Не представляй Бога очень строгим судьей и карателем. Он очень милостивый, принял нашу плоть человеческую и пострадал, как человек, не ради святых, а ради грешников, подобных нам с тобой. Отчаиваться не надо, ибо нет греха превышающего Божие милосердие, отчаяние всегда дьявол наносит, его слушать не надо. Старайся, по возможности, исполнять заповеди господни, не осуждай никого ни в чем и не будешь осуждена; если будешь следить за собой, конечно, найдутся грехи, которые не дадут причины осуждать других. Еще: "чего себе не желаешь, того и другим не делай", и прочие евангельские заповеди.

     Еще пишешь, что раньше молилась лучше, а теперь не слышу, как стучит Господь в сердце. Тоже не так думаешь! Раньше у тебя молитва была мечтательная и думала о себе нечто такое, а теперь стала понимать маленько - вот, и увидела себя, какая ты стала. Человек, чем к Богу больше приближается, тем больше видит себя грешнее. Святой Петр Дамаскин пишет: "Если человек увидит свои грехи аки песок морской, то в этом состоит здравие души". Вот степень святых, а они опытные в духовной жизни; а люди хотят увидеть себя исправными во всем.

     Конечно, хорошо бы поговорить лично о духовной жизни, ибо в письме трудно писать о тонкостях в духовной жизни.

     Благодари Бога, что он по своей благости, избавил тебя от ненависти к родителям твоего мужа. И впредь старайся ни на кого не иметь вражды, ибо от ближнего зависит жизнь и смерть.

     Святой апостол Павел, перечисляя степени святых, сравнивает одних солнцу, других луне, а иных звездам, и звезды имеют большую разницу между собой, но нам бы с тобой быть хоть и малюсенькой звездочкой, но на том же небе. А если, что и стрясется по человеческой немощи, унывать не надо, смиримся, сознаем свою немощь и покаемся; человеку свойственно падать, а дьяволу не каяться.

     Буди, Господи, милость твоя на нас, якоже уповаем на тя, аминь!

30.1.1953 г.

     Ты все пишешь о своих скорбях и о своем внутреннем расстройстве. Знай, что иначе и быть не может в сей временной жизни, и не доискивайся, от кого и через кого они приходят, ибо без Божьего попущения они не бывают. Если и волос с головы не погибнет, то тем более покровительство Божие над человеком, и еще сказано "в терпении вашем спасайте души ваши". Я и раньше тебе писал, в скорбях одно средство: молитва и терпение.

     Во время скорби жди мирного устроения, а во время мирного устроения жди - скорбного. В этой временной жизни - мирное и скорбное переживание чередуются. И святые Божие люди не были свободны от этих переживаний. А ты хочешь найти какую- то новую стезю, чтобы миновать тяжелые переживания, так не бывает. Ведь тебя площадною бранью не ругали и по щекам не ударяли? Вспомни-ка терпение Богочеловека: биение по щекам, тростью по голове, плевание в лицо и разные насмешки, и это все терпел ради нашего спасения. А мы, ради своего спасения, не хотим потерпеть и малых человеческих неприятностей.

     Пишу и краснею, других учу, а сам кругом виноват, все же не отчаиваюсь, уповаю на благость Божию, что он спасет своею милостью мя нерадивого.

     Прости за краткость письма. С любовью во Христе.

27.2.1953 г.

     Письмо болящей.

     Заступнице Усердная Мати Господа Вышнего...

     ... Ты писала, что ты недостойна моего расположения. Но ни Суд Божий и ни суд человеческий, перед Богом может быть я недостоин твоего расположения ко мне грешному.

     Вот по Божией милости, тяжелая операция прошла благополучно. Теперь чувствуешь себя очень тяжело, что делать? Приходится терпеть с расположением на волю Божию.

     Будем молиться так: "Ты, Господи, сердцевидче, знаешь нашу человеческую немощь, скорби и нужды раньше нашего прощения, и веруем, что и волос с головы не упадет без твоей воли. Благоволи дать нам жизнь нашу прожить по твоей воле, ибо мы грешные не знаем, что нам полезно".

     У меня ноги мои сдали, обе болят. Ты посмотрела бы, как я утром встаю, точно младенец, который только что учится ходить, потом раскачаюсь и хожу; служить затрудняюсь, причащаюсь в алтаре. Все-же пока бодрюсь, ко всем службам хожу, только приходиться все больше сидя слушать службу и молиться. Впрочем, св. Отцы сказали, если и сидя по нужде молишься внимательно, Господь принимает твою молитву, а если и стоя молишься, но рассеянно Господь не внемлет такой молитве. Ибо внимание - душа молитвы (Варсанофий Великий 506 ).

     Может быть летом приедешь к нам, тогда поговорим о едином на потребу, а если умру, посети могилку мою, и помолись о упокоении грешной души моей.

     Призываю Божие благословение, храни вас Господь и Царица Небесная.

9.8.1953 г.

Письмо той же

     Христос посреди нас!

     Вполне я сочувствую твоим переживаниям, даже и теперь тревожат тебя грехи, сделанные в молодости твоей. Враг рода человеческого, дьявол, навел на тебя страх открыть мне наболевшее свое сердце, когда ты была в монастыре.

     Всегда так бывает, когда человек творит грех, думает получить утешение, но по вкушении греха выходит наоборот, великая скорбь и томление духа, и бедная душа мечется точно рыба, выброшенная на берег. Тяжелое состояние и человек приходит чуть ли не в отчаяние. В такие тяжелые минуты хорошо бы поделиться с опытным человеком, который, конечно, мог бы, без сомнения, помочь.

     Нет такого греха, который бы превышал Божие милосердие, и грехи всего мира точно горсть песку, брошенная в море.

     А ты пишешь: "Простит ли тебя Господь". Созналась и покаялась. Господь простил и не помянет твоих грехов. Будь в этом уверена. В прошлое твое тяжелое время, помучилась твоя бедная душа, потерпела оброки греха. Но теперь будь спокойна и благодари Бога за его святое милосердие.

     Молитву Иисусову или память Божию одинаково Бог приемлет. При твоей жизни для тебя удобнее иметь память Божию. Молитву умную надо проходить под руководством опытного человека, который сам знает это дело опытом.

     Храни вас Господь. Прошу св.Молитв ваших.


«ПРЕОБРАЖЕНИЕ»

Приложение к газете "Ачинский благовестник"

Издание Ачинской начальной Преображенской Православной гимназии

ПЧЕЛА И МУХА

На лугу росло множество цветов. Здесь были и белые благоухающие лилии, и гиацинты, и высокие синие ирисы. И маленьким цветочкам тоже нашлось место в траве. Ветер наклонял их, весело колыхал траву и листья, и аромат разносился далеко-далеко!

Над поляной, над цветами трудились пчёлки. Они собирали сладкий нектар, чтобы подкормить молодняк в улье и запастись едой на долгую холодную зиму.

Сюда-то и прилетела муха. Она недовольно жужжала и оглядывалась.

Одна маленькая пчёлка, оказавшаяся здесь в первый раз, вежливо спросила муху:

— Не знаете ли Вы, где здесь белые лилии?

Муха насупилась:

— Не видела я здесь никаких лилий!

— Как? — воскликнула пчёлка.—;Но мне говорили, что на этом лугу должны быть лилии!

— Цветов я тут не видела,— пробурчала муха.— А вот недалеко, за лугом, есть одна канава. Вода там восхитительно грязная, а рядом столько пустых консервных банок!

Тут к ним подлетела пчёлка постарше, державшая в лапках собранный нектар. Узнав, в чём дело, она сказала:

— Правда, я никогда не замечала, что за лугом есть канава, но я столько могу рассказать о здешних цветах!

— Вот видишь,— сказал отец Паисий.— Бедняжка муха только и думает о грязных канавах, а пчёлка знает, где растёт лилия, где — ирис, а где — гиацинт.

И люди так же. Одни похожи на пчёлку и во всём любят находить что-то хорошее, другие — на муху, и во всём стремятся увидеть только дурное.

А ты на кого хочешь быть похожим?

Марина Алёшина


И. Рутенин

ЧУДО-ОГОНЁК

У Святой Руси всегда было много врагов. Не нравилось им, что русские люди Христа Бога почитают и в каждой избе, и в каждом тереме перед иконами Богу и Богородице молятся.

И вот как-то собралось великое полчище со Святой Русью воевать. А прежде на неё коварно напасть. И надеялись они не на силу своих воинов, не на быстрые стрелы, не на острые сабли. А был у них в войске злой волшебник. Он и подарил вражескому хану Злопыхану чудо-Огонёк. И этот Огонёк имел один силу больше всего войска вражьего.

Однажды напали они ночью на Святую Русь, да и спалили этим Огоньком целую деревню! Такое большое пламя от него разгорелось!

Обрадовались враги, что у них огромная силища есть, и пошли дальше народ грабить да людей мирных убивать.

А Огонёк жалостливый был. И стал он человеческим голосом говорить, хана отговаривать русский народ губить.

Но не послушался его хан Злопыхан. А волшебник так и вообще стал пугать, что возьмёт и задует его.

—Добренький ты! — сказал Огоньку.— А задую тебя — ты не только зла, но и добра людям не принесёшь!

Опечалился Огонёк: “Что же теперь делать?” — думает.

А полчище вражеское пошло дальше и ещё целый город сожгло!

А женщин и детей в плен взяли...

Опять стал сетовать Огонёк и хана упрашивать:

—Не ходи на Святую Русь! Отпусти всех пленных на свободу. А то как бы тебе горя не нажить.

Но не послушались его снова хан Злопыхан и злой волшебник.

Так подошли они к одной пустыньке, где святой старец-отшельник один в маленькой келье жил.

И стали они чудо-Огоньком его келью поджигать.

Насмехаются да куражатся: вот пожар-то будет!

И действительно, такое пламя разбушевалось, аж смотреть страшно.

А келья не загорается и старец в ней как ни в чем не бывало невредимый Господу Богу молится!

Разъярился хан и велел ещё пуще прежнего пламя разжигать. Но явился тут с неба Ангел Господень и затушил пожар. А всё войско и злой волшебник, и хан Злопыхан — сгорели.

И утихло тогда пламя.

Пожар-то утих, а чудо-Огонёк один-одинёшенек остался.

Подошёл тогда к нему монах и говорит:

—Что ж это ты, Огонёк, столько зла людям наделал?

Заплакал тогда слезами-искорками чудо-Огонёк и отвечает:

— Не по моей вине и не по моей воле, старче, все это горе горькое было. А заставили меня хан и злой волшебник. Как я ни упрашивал их не делать зла — не соглашались они.

— Раз так,— говорит старец-монах,— давай с тобой вместе добро людям делать.

Тогда отпустили они всех пленников домой.

—А ты,— говорит Огоньку старец,— за всех этих людей и за себя, что зло им, хоть и не по своей вине, сделал, и за всю Святую Матушку Русь теперь будешь вовек со мной Богу молиться.

Обрадовался чудо-Огонёк несказанно. Ведь он на самом деле очень добрым был.

Взял его тогда бережно старец, свечки от него зажёг и в лампадку его определил, чтобы жить там навсегда. А лампадку поставил перед святой иконой.

Так они до сих пор вместе Богу и Богородице молятся. И никто их победить не может. Ведь когда с чудо-Огоньком перед иконой кто-нибудь что-то у Господа просит — всякую силу вражию одолеет!

А у тебя дома в лампадке есть свой молитвенный чудо-Огонёк?


Где на березе растут валенки

СМОТРИТЕ, НЕ ТВОРИТЕ МИЛОСТЫНИ ВАШЕЙ ПРЕД ЛЮДЬМИ С ТЕМ, ЧТОБЫ ОНИ ВИДЕЛИ ВАС: ИНАЧЕ НЕ БУДЕТ ВАМ НАГРАДЫ ОТ ОТЦА ВАШЕГО НЕБЕСНОГО (МФ, 6, 1), - ГОВОРИТ ГОСПОДЬ. НО ВСЕГДА ЛИ МЫ ПОМНИМ ЭТИ СЛОВА И ВСЕГДА ЛИ НАШИ ДОБРЫЕ ДЕЛА БЕСКОРЫСТНЫ?

—Ребята! — сказала учительница воскресной школы Нина Викторовна, — через неделюПасха. Настоятель решил подарить каждому классу вот такую Библию с рисунками.

Все ахнули: такой красивой была эта Библия.

—Друзья! — продолжила Нина Викторовна.

— Книга эта достанется самому лучшему юному христианину или христианке нашего класса. Вы все у меня хорошие, поэтому давайте решать, кому будем вручать этот чудесный подарок?

—А может, проведем конкурс добрых дел? — предложила Маша Снегирева.

—Точно. За каждое доброе дело — одна «добродетель»! — поддержал ее Рома Теплов.

Он достал из рюкзака лист картона, вырезал из него кружочек и крупно написал на нем: ДОБРОДЕТЕЛЬ.

—Кто больше всех таких медалек наберет, тому и Библия, — подхватил Данька Казаков.

Остальные в один голос поддержали эту затею.

—Не нравится мне такой конкурс, — вздохнула Нина Викторовна, — но пусть будет по

вашему.

Наступила Пасха. После праздничной службы мальчики и девочки гурьбой побежали в воскресную школу. В начале урока все помолились.

—Ну, ребята, — улыбнулась Нина Викторовна, — рассказывайте про свои добрые дела.

—Я навестил Клавдию Петровну, — сказал Рома Теплов.

— Читал ей детскую Библию, убирал двор, — потом Рома вздохнул и добавил, — целый день у нее работал, очень устал...

—Молодец, Рома, — сказала Нина Викторовна и дала ему одну «добродетель».

—А я вчера, — начала Маша Снегирева, — всего за 15 минут одна перемыла всю посуду в столовой.

Меня похвалили.

—И ты молодец, — сказала Нина Викторовна, давая Маше «добродетель».

— А что у тебя, Даня?

—А вы посмотрите в окно! — сказал гордо мальчик. Все подошли к окну и увидели на березе сразу

два скворечника, сделанных из валенок. Между ними была прибита табличка «Скворцам от христианина Данилы Казакова».

—Ух, ты! Подошва валенка — крыша скворечника! Ахнул Рома. — Ну и воображеметр у тебя, Данька!

—А мама не заругает за валенки? — строго спросила Нина Викторовна.

—Нет! Если только вот моль будет не довольна, когда соберется валенками позавтракать, — успокоил Даня учительницу под хохот ребят.

— Мама их давно не носит.

—Ну, если так... — и Нина Викторовна грустно протянула и ему одну «добродетель».

—Теперь у всех поровну, — расстроилась Маша Снегирева.

— Что делать-то?

—Пить чай, — улыбнулась учительница.

И все пошли в столовую.

В столовой Данина двоюродная бабушка Лидия Федосеевна убирала осколки тарелок.

—Кто же это столько разбил? — поинтересовалась Нина Викторовна.

—Не знаю. Вижу, тряпка в углу, — стала объяснять баба Лида, — подняла, а под ней пять разбитых тарелок. Вот, убираю.

—Не пять, а четыре, — поправила ее Маша.

—А откуда же ты знаешь, девонька? — удивилась баба Лида.

Маша покраснела и вернула «добродетель» Нине Викторовне.

А баба Лида продолжала:

—Тебе, Ромочка, моя соседка, Петровна, привет передает.

Рома улыбнулся и спросил:

—А где же она сама?

—Ты же, милок, ей окно разбил своим футболом, когда навещал. Неделю как дома сидит, а я по магазинам: надо же помочь соседке. Илья Иванович обещался поскорей заменить побитое, да вот только вчера ввечеру видала его со стеклом, поди, слава Богу, управился.

Рома вздохнул и тоже отдал свою «добродетель» Нине Викторовне.

—А теперь я у тебя, внучек, хочу спросить, — обратилась баба Лида к Дане.

— Что же ты, милок, мои будущие валенки на скворечники переделал?

Твоя мамка как узнала, что мои-то прохудились, пообещала подарить свои. Надюша рот открыла от удивления, когда увидела, что на березе выросли ее родные валеночки. Она-то их сразу признала.

Мальчик опустил голову,

—Ну, ничего, Данюш, ничего. Господь меня без валенок не оставит, — успокоила внука бабушка и пошла по своим делам.

—Ребята, ответьте, — грустно спросила Нина Викторовна, — когда на березе вырастают валенки?

Все молчали. И тогда учительница, вздохнув, ответила сама:

—Когда человек хочет своими делами прославить себя, а не Бога.

Тогда и Даня отдал свою «добродетель».

Пить чай не стали.

На улице баба Лида ставила тяжелую лестницу в сарай: Даня, оказывается, забыл отнести ее на место.

—Пусть уберет тот, кто взял, — сказала строго Нина Викторовна, глядя на Даньку.

—Ничего, я сама, — улыбнулась баба Лида, пока Господь дает силушку, буду Ему служить. Добрые дела я для Бога делаю, а не для похвальбы.

Сейчас, двор подмету. Во, сколько фантиков! А Бог любит чистоту.

И старушка ушла за метлой, а ребята принялась быстро собирать фантики. А когда она вернулась Нина Викторовна торжественно произнесла:

—Дорогая Лидия Федосеевна, мы решили, что это вы — наша лучшая «юная христианка»! А подарок по праву полагается вам!

Все захлопали, а учительница протянула бабе Лиде Библию.

Та поначалу наотрез отказывалась быт «юной христианкой».

Но ее все-таки уговорили. Тогда баба Лида расцеловала ребят и позвала всех к себе на пирожки с капустой. То-то было радости: попробовать «бабы Лидины» пирожки мечтали многие. Таки вот они знаменитые!

Раиса Куликова.


"РАВНОДУШИЕ"

протоиерей Николай Агафонов

(кухонная сказка)

Жила-была одна семья. И жил в этой семье чайник. Пузатый такой, эмалированный. Чайник в семье занимал особое положение, так как все любили пить чай. Чайник понимал свое значение, но не важничал, и не гордился перед другой кухонной посудой. Он был радушным, добрым трудягой. Большая хрустальная салатница, которая любила красоваться на столе исключительно только по большим праздникам, всегда посмеивалась над чайником, называя его трудоголиком.

А чайник действительно был великим тружеником. Папа утром встает на работу и первым делом сразу наливает в чайник воду и ставит на газ. Дети встают в школу и тоже ставят чайник на газ. Мама, перед тем как проводить в садик младшего сынишку, тоже без чайника не обходится. Но вот все ушли: кто на работу, кто в школу, кто в детский сад, и тут чайник без дела не остается. Бабушка приберет за всеми посуду и сидит, чаи с бубликами гоняет. Вечером собирается вся семья за чайком – беседуют.

Все бы хорошо, да одно плохо: чайник-то всем нужен, а вот к нему должного внимания в семье нет. Нередко бывает так: поставят его на газ, а вовремя отключить забывают.

Так и стоит чайник, кипит от возмущения, а крышка на нем трясется от пара в негодовании. Воды становится все меньше и меньше. Чайник переживает, что вот-вот вода закончится и тогда страшно подумать, что может случиться. Наконец кто-нибудь войдет нечаянно на кухню, или так, вдруг вспомнят о чайнике и отключат.

Чайник вздохнет облегченно: «на этот раз вроде пронесло». Но один раз забыли про чайник, и на кухню никто случайно не зашел, и случилась беда. Вся вода выкипела и чайник стал корежиться от огня, но не мог никого позвать на помощь, голоса-то он не имел. Так молча и погибал. Посуда в ужасе наблюдала гибель старого трудяги, но что она могла поделать? Хрустальная салатница, хотя и относилась к чайнику свысока, но тут и она не могла остаться равнодушной. «Я готова грохнуться на пол, и разлететься на тысячи мелких хрустальных осколков, лишь бы спасти этого беднягу!» - кричала она в благородном негодовании. Когда уже гарь проникла в комнату, так что даже папа, дремавший у телевизора с газетой в руках проснулся, все кинулись на кухню, но было поздно. Семья погоревала, погоревала о такой потере, да делать нечего, снесли чайник в мусорный контейнер. А на следующий день папа торжественно принес в дом новый, блестящий, никелированный чайник со свистком. Все были просто в восторге от этого чайника. На него не могли налюбоваться.

Когда чайник закипал и начинал весело посвистывать, буквально вся семья бежала чтобы отключить его. Но скоро к новому чайнику привыкли. И теперь, когда чайник призывно свистел, к нему уже не спешили. Бывало папа крикнет детям: «Вы что, не слышите, чайник свистит? Идите кто-нибудь и отключите».

«Ладно, - отвечали дети, - сейчас досмотрим мультик, пусть пока немного посвистит». Бывали дни когда чайнику приходилось свистеть так долго, что он начинал беспокоиться, как бы не осип от горячего пара его голос. Хрустальная ваза недовольно ворчала: «Рассвистелся тут, голова уже от твоего свиста болит. Дедушка наш, труженик великий, тот никого не тревожил. Все трудился, трудился молча, так и сгорел на работе, бедняга». «Потому и свищу, - оправдывался чайник, - что не хочу сгореть». И продолжал отчаянно свистеть, пока кто-нибудь не приходил и не отключал его.

Опасения чайника подтвердились, вскоре он действительно лишился своего голоса, свисток вышел из строя. Этого даже никто в семье не заметил, и никелированного красавца постигла ужасная участь его собрата. Он так же молча сгорал, не уронив при этом ни одной слезинки, ибо все, что могло в нем плакать испарилось горячим паром через его надорванное горло.

А расстроенная салатница всхлипывала, причитая: «Да, что ж это творится у нас в доме. Так и знайте, если подобное произойдет в третий раз, я просто не выдержу такой трагедии». Третьего раза не случилось, потому что после гибели поющего чайника на кухню прибыл электрический иностранец. Из белого пластика, с горделиво задранным носиком, наподобие птичьего клюва, он очень важничал. И было от чего. Чайник, едва закипев, сразу же мог отключить самого себя, без всякой посторонней помощи. Хрустальная ваза в восторге шептала своей подруге фарфоровой конфетнице: «Ты посмотри только, дорогая, каков красавец. А какой умный, какой обходительный, сразу видно - заграничное воспитание».

О двух сгоревших чайниках в семье не вспоминали. Да и зачем? Ведь никому не хотелось признаться, что равнодушие и невнимание убивает.



Rambler's Top100 Яндекс цитирования

© Официальный сайт Казанского кафедрального собора г. Ачинска. При использовании текстовых материалов ссылка на сайт www.aksobor.ru обязательна. Воспроизведение фотоиллюстраций допускается на условиях и с письменного разрешения их авторов. Хостинг от компании СиНТ