ГЛАВНАЯ  |  БЛАГОЧИНИЕ  |  ГИМНАЗИЯ  |  ГАЗЕТА  |  ИСТОРИЯ  |  СВ. ДАНИИЛ АЧИНСКИЙ  |  БИБЛИОТЕКА  |  АЗЫ ПРАВОСЛАВИЯ  |  ВОПРОС СВЯЩЕННИКУ  |  ОБЪЯВЛЕНИЯ

Поиск
Казанский собор г. Ачинск

Храм св. Даниила Ачинского

ПРАВОСЛАВНОЕ РАДИО:

Слушать радио


ПРАВОСЛАВНОЕ

ТЕЛЕВИДЕНИЕ:


№ 8 август 2008 г.

Успение Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии

Ко времени Своего блаженного Успения Пресвятая Дева Мария прибыла в Иерусалим. Слава Ее как Матери Божией уже распространилась по земле и многих завистливых и гордых вооружила против, которые покушались на Ее жизнь; но Бог хранил Ее от врагов.

Дни и ночи Она проводила в молитве. Нередко Пресвятая Богородица приходила ко Святому Гробу Господню, воскуряла здесь фимиам и преклоняла колена. Не раз покушались враги Спасителя препятствовать посещать Ей святое место и выпросили у первосвященников стражу для охраны Гроба Спасителя. Но Святая Дева, никем не зримая, продолжала молиться пред ним. В одно из таких посещений Голгофы пред Нею предстал Архангел Гавриил и возвестил о Ее скором переселении из этой жизни в жизнь Небесную, вечно блаженную. В залог Архангел вручил Ей пальмовую ветвь. С Небесной вестью возвратилась Божия Матерь в Вифлеем с тремя Ей прислуживавшими девами (Сепфорой, Евигеей и Зоилой). Затем Она вызвала праведного Иосифа из Аримафеи и учеников Господа, которым возвестила о Своем скором Успении. Пресвятая Дева молилась также, чтобы Господь послал к Ней апостола Иоанна. И Дух Святой восхитил его из Ефеса, поставив рядом с тем местом, где возлежала Матерь Божия. После молитвы Пресвятая Дева воскурила фимиам, и Иоанн услышал голос с Небес, заключавший Ее молитву словом "Аминь". Божия Матерь заметила, что этот голос означает скорое прибытие апостолов и Святых Сил Бесплотных. Апостолы, число которых и исчислить нельзя, слетелись, говорит святой Иоанн Дамаскин, подобно облакам и орлам, чтобы послужить Матери Божией. Увидев друг друга, апостолы радовались, но в недоумении взаимно спрашивали: для чего Господь собрал их в одно место? Святой Иоанн Богослов, с радостными слезами приветствуя их, сказал, что для Божией Матери настало время отойти ко Господу. Войдя к Матери Божией, они увидели Ее благолепно сидящей на ложе, исполненную духовного веселия. Апостолы приветствовали Ее, а затем поведали о их чудесном восхищении с места проповеди. Пресвятая Дева, прославляла Бога, что Он услышал Ее молитву и исполнил желание Ее сердца, и начала беседу о предстоящей Ее кончине. Во время этой беседы также чудесным образом предстал и апостол Павел с учениками своими: Дионисием Ареопагитом, дивным Иерофеем, Божественным Тимофеем и другими из числа 70 апостолов. Всех их собрал Святой Дух, чтобы они сподобились благословения Пречистой Девы Марии и благолепнее устроили погребение Матери Господней. Каждого из них Она призывала к Себе по имени, благословляла и хвалила веру и их труды в проповедании Христова Евангелия, каждому желала вечного блаженства и молилась с ними о мире и благостоянии всего мира.

Настал третий час, когда должно было совершиться Успение Божией Матери. Пылало множество свечей. Святые апостолы с песнопениями окружали благолепно украшенный одр, на котором возлежала Пречистая Дева Богородица. Она молилась в ожидании Своего исхода и пришествия Своего вожделенного Сына и Господа. Внезапно облистал неизреченный Свет Божественной Славы, пред Которым померкли пылавшие свечи. Видевшие ужаснулись. Верх помещения как бы исчез в лучах необъятного Света, и сошел Сам Царь Славы, Христос, окруженный множеством Ангелов, Архангелов и других Небесных Сил с праведными душами праотцев и пророков, некогда предвозвещавших о Пресвятой Деве. Увидев Своего Сына, Божия Матерь воскликнула: "Величит душа Моя Господа, и возрадовася дух Мой о Бозе, Спасе Моем, яко призре на смирение рабы Своея" - и, поднявшись с ложа для встречи Господа, поклонилась Ему. Господь приглашал Ее в обители Вечной Жизни. Без всякого телесного страдания, как бы в приятном сне, Пресвятая Дева предала душу в руки Своего Сына и Бога.

Тогда началось радостное Ангельское пение. Сопровождая чистую душу Богоневесты с благоговейным страхом как Царицы Небесной, Ангелы взывали: "Радуйся, Благодатная, Господь с Тобою, благословенна Ты в женах! Се Царица, Богоотроковица, прииде, возьмите врата, и Сию премирно подъимите Присносущую Матерь Света; Тоя бо ради всеродное человеком спасение бысть. На Нюже взирати не можем и Той достойную честь воздати немощно" (стихира праздника на "Господи, воззвах"). Небесные врата возвысились, встретив душу Пресвятой Богородицы, Херувимы и Серафимы с радостью прославили Ее. Благодатное лицо Богоматери сияло славой Божественного девства, а от тела разливалось благоухание.

Дивна была жизнь Пречистой Девы, дивно и Успение Ее, как воспевает Святая Церковь: "Бог вселенной показует на Тебе, Царица, чудеса, превышающие законы природы. И во время Рождения Он сохранил Твое девство, и во гробе соблюл от истления тело Твое" (канон 1, песнь 6, тропарь 1). Благоговейно и со страхом лобызая пречистое тело, апостолы освящались от него и исполнялись благодати и духовной радости. Для большего прославления Пресвятой Богородицы всемогущая сила Божия исцеляла больных, с верою и любовию, прикасавшихся к священному одру. Оплакав свою разлуку с Матерью Божией на земле, апостолы приступили к погребению Ее пречистого тела. Святые апостолы Петр, Павел, Иаков с другими из числа 12 апостолов понесли на своих плечах одр, на котором возлежало тело Приснодевы. Святой Иоанн Богослов шел впереди с райской светозарной ветвью, а прочие святые и множество верных сопровождали одр со свечами и кадилами, воспевая священные песни. Это торжественное шествие началось от Сиона через весь Иерусалим в Гефсиманию.

При первом его движении над пречистым телом Богоматери и всеми провожавшими Ее внeзапно появился обширный и светозарный облачный круг, наподобие венца, и к лику апостолов присоединился лик Ангельский. Слышалось пение Небесных Сил, прославлявших Божию Матерь, которое вторило земным голосам. Этот круг с Небесными певцами и сиянием двигался по воздуху и сопровождал шествие до самого места погребения. Неверующие жители Иерусалима, пораженные необычайным величием погребального шествия и озлобленные почестями, воздаваемыми Матери Иисуса, донесли о том первосвященникам и книжникам. Пылая завистью и мщением ко всему, что напоминало им Христа, они послали своих слуг, чтобы те разогнали сопровождавших, и самое тело Матери Божией сожгли. Возбужденный народ и воины с яростью устремились на христиан, но облачный венец, сопровождавший по воздуху шествие, опустился к земле и как бы стеною оградил его. Преследователи слышали шаги и пение, но никого из провожавших не видали. Многие из них были поражены слепотой. Иудейский священник Аффония из зависти и ненависти к Матери Иисуса Назорея хотел опрокинуть одр, на котором возлежало тело Пресвятой Девы, но Ангел Божий невидимо отсек его руки, которые прикоснулись к гробу. Видя такое чудо, Аффония раскаялся и с верою исповедал величие Матери Божией. Он получил исцеление и примкнул к сонму сопровождавших тело Богоматери, став ревностным последователем Христа. Когда шествие достигло Гефсимании, там с плачем и рыданием началось последнее целование пречистого тела. Лишь к вечеру святые апостолы могли положить его во гроб и закрыть вход в пещеру большим камнем. Три дня они не отходили от места погребения, совершая непрестанные молитвы и псалмопения. По премудрому смотрению Божию апостолу Фоме не суждено было присутствовать при погребении Матери Господней. Придя в третий день в Гефсиманию, он с горькими слезами повергся пред гробовой пещерой и громко выражал сожаление о том, что не удостоился последнего благословения Матери Божией и прощания с Ней. Апостолы в сердечной жалости о нем решились открыть пещеру и доставить ему утешение - поклониться святым останкам Приснодевы. Но, открыв гроб, они нашли в нем одни только Ее погребальные пелены и убедились таким образом в дивном вознесении Пресвятой Девы с телом на Небо.

Вечером в тот же день, когда апостолы собрались в доме для подкрепления себя пищей, им явилась Сама Матерь Божия и сказала: "Радуйтесь! Я с вами - во все дни". Это так обрадовало апостолов и всех бывших с ними, что они подняли часть хлеба, поставляемую на трапезу в память Спасителя ("часть Господа") и воскликнули: "Пресвятая Богородица, помогай нам". (Этим было положено начало чину возношения панагии - обычаю возношения части хлеба в честь Матери Божией, который и доныне хранится в монастырях.)

Пояс Богоматери, Ее святые одежды, хранимые с благоговением и разделяемые по лицу земли на части, творили и творят чудеса. Ее многочисленные иконы всюду изливают токи исцелений и знамений, а святое тело Ее, взятое на Небо, свидетельствует о нашем будущем пребывании с ним. Оно не оставлено случайным переменам преходящего мира, но несравненно более возвышено преславным вознесением на Небеса.

Пречистое тело Матери Божией было погребено на семейном кладбище. С самого погребения Ее христиане благоговейно чтили гроб Матери Божией и устроили на том месте храм. В храме хранились драгоценные пелены, которыми были повито пречистое и благоухающее тело.


Преображение Господне: вольный путь от Фавора на Голгофу

Незадолго до Своих крестных страданий Господь Иисус Христос начал говорить Своим ученикам, что скоро Ему предстоит пострадать, быть распятому и в третий день воскреснуть. Видя, что они смутились от этих слов, Господь добавил: "Истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Сына Человеческого, грядущего в Царствии Своем". Значение этих слов вскоре открылось им, когда Он снова собрал их недалеко от Галилейского озера.

Взяв с Собой трех апостолов: Петра, Иакова и Иоанна, Иисус Христос взошел с ними на гору. Гора эта не названа евангелистами по имени, но древнее предание указывает на гору Фавор, находящуюся в Галилее, в шести километрах на юго-восток от Назарета. Недалеко от этой горы Иисус Христос провел Свою юность, и, вероятно, не раз поднимался на нее и на ней молился. Высотой почти в один километр гора Фавор величественно возвышается над окрестными равнинами, привлекая к себе взоры путников со всех сторон. С вершины ее открывается вид на Галилейское море и реку Иордан, которые находятся на восток от нее. От основания и до средины гора покрыта великолепными дубами и фисташковыми деревьями.

Восходя крутыми тропинками и достигнув ее вершины, Христос оставил учеников отдохнуть, а Сам, отойдя немного дальше, начал молиться. Утомленные ученики тем временем прилегли на землю и заснули. Пробудившись от яркого света, они увидели своего Учителя в совершенно необычайном виде: Он был окружен неземным светом, лицо Его сияло, как солнце, одежды были белее снега и также необычно светились. Рядом с Ним стояли явившиеся с неба ветхозаветные пророки Моисей и Илия, которые беседовали с Ним. Озаряемый неземным светом, Петр почувствовал неизреченное блаженство и воскликнул: "Господи! Как хорошо нам здесь! Сделаем три палатки: Тебе - одну, одну Моисею и одну Илии."

Не успел он закончить своей фразы, как с неба спустилось таинственное облако, которое осенило их. Тогда из облака послышался голос Бога Отца, который сказал: "Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение, Его слушайте!" Испугавшись, ученики пали ничком на землю. Но Господь, подойдя, коснулся их и сказал: "Встаньте, не бойтесь!"

Поднявшись, ученики увидели только одного Иисуса Христа, но уже в Своем обычном, не преображенном виде. Моисея и Илии уже с Ним не было. Когда они спускались с горы, Господь приказал ученикам никому ничего не рассказывать об этом видении до тех пор, пока Он не восстанет из мертвых. Ученики же, не поняв слов Христа, стали спрашивать друг друга: "Что значит воскреснуть из мертвых?" Значение этих слов они должны были понять позднее, после предстоящих Спасителю крестных страданий. И тогда беседа пророков Моисея и Илии с Христом об этих страданиях, как и Его славное преображение, должны были укрепить их веру в Христа. Апостолы думали о страданиях своего Учителя, как о чем-то позорном и недостойном Мессии. А пророки Моисей и Илия называли это Его "славой," потому что именно в Своих добровольных страданиях Господь явил всю непостижимую красоту Своей любви к погибающим людям и, одновременно, Свое божественное могущество над мрачным царством демонов, которые держали людей в греховном плену.

Преображение Спасителя было, в первую очередь, откровением "Царства Божия, пришедшего в силе." Действительно, на Фаворе впервые засиял перед людьми духовный свет Божественной природы Христа, до этого времени скрываемый под кровом Его человеческой плоти. Чудо состояло в том, что с физических очей апостолов как бы спала пелена, закрывавшая от них тот мир, и они своими духовными очами увидели Христа в Его Божественной славе. Тогда их сердце наполнил такой несказанный мир и такое блаженство, какие они никогда до этого не испытывали.

От сошествия Святого Духа на апостолов и до наших дней многие христиане, в особенности святые, приобщались к фаворскому чуду и удостаивались чувствовать в себе и видеть отблески Божественного света. То всегда были для них незабываемые и счастливейшие моменты их жизни. Но Божественный свет не есть удел только некоторых избранников. Он вселяется в каждого христианина в момент его крещения и с тех пор таинственно пребывает в нем, руководя его мыслями и чувствами. Он усиливается по мере духовного совершенствования христианина и по мере его внутреннего приближения к Богу, что особенно явно осуществляется в таинстве Причащения.

Обычно в начале своего обращения к вере, глубокого покаяния или после крещения человек чувствует большой приток духовных сил, неизреченную радость и легкость, которые делают легким для него христианский образ жизни. Однако это состояние не долго продолжается. Чтобы человек не расслаблялся и не надмевался своими успехами, от него как бы отнимается чувство радости общения с Богом. Вдохновение уходит, христианская жизнь становится значительно труднее. Это потому, что блаженство предназначено для будущей жизни. Однако Божественный свет продолжает пребывать и действовать в усердном христианине, хотя он и не ощущает этого. По временам, однако, для ободрения и укрепления Господь дает ему почувствовать радость общения с Собой. И это всегда незабываемое состояние, которое нельзя объяснить тем, кто его не испытывал. В сравнении с этим блаженством все земные радости кажутся ничтожными и жалкими.

Господь Иисус Христос обещал, что после этого временного мира начнется вечная жизнь, когда "Праведники воссияют, как солнце, в Царстве Отца их" (Мт. 13:43).

Епископ Александр Милеант

___________________________

Древний обычай освещать плоды восходит к VIII веку. Колосья и виноград приносили в храм в благодарность Богу за Его любовь, за дарование щедрого урожая. Но таинственно-символическое значение этой традиции состоит еще и в том, что природа, искаженная после грехопадения человека, нуждается в обновлении не меньше самого человека. Освещение плодов – символ будущего преображения природы, символ преображения человека, пошедшего за Христом, символ Праздника Преображения Господня


9 августа - память святого великомученика и целителя Пантелеимона

Господь Бог посылает нам, грешным, болезни, но дарует и исцеления, которые мы получаем чаще всего от врачей, являющихся инструментами в руках Божиих. Недаром среди святых было немало целителей и врачевателей, в том числе почитаемый народом св.вмч. Пантелеимон.

Болеем. И обязательно сетуем на свои болезни. И желаем друг другу в праздники: самое главное - здоровья... Да где взять-то здоровье, если его нет? А попробовать попросить. Да, да, попросить. Главное, есть у кого. Целитель Пантелеймон исполняет множество обращенных к нему просьб об исцелении. И исцеляет. Такое уж у него послушание.

     Знойными летними днями немноголюдно в приходских храмах. Народ православный торопится отдать кесарю кесарево, пропалывает, поливает, окучивает. Оно и правда - летний день год кормит. Но вот наступает девятое августа, и утирают православные пот с лица, разгибают затекшие спины, надевают чистые рубахи. День этот в церковном календаре не отмечен красным, не почитается праздником великим двунадесятым, но люду во храмах, сколько люду... И маленькие, скособоченные годами богоборчества деревенские церковки, и крепко вросшие в землю городские храмы, и вылизанные, с иголочки, столичные, и монастырские - все сверкают крестами на жарком летнем солнце, все раскрывают свои врата для праздника. Еще бы - сегодня день памяти великомученика и целителя Пантелеймона, того самого, которого просят в своих молитвах избавить от хворобы, от недуга, немощи нас, детей наших, родителей, знакомых, друзей, соседей, родственников дальних и близких. Любое имя напиши в записочке о здравии, и будет кстати. Нет сейчас среди нас здоровых. Все немощны. И полбеды еще, если физически, а если духовная хвороба, то и совсем беда.

     Вспоминаю недавний свой "конфликт" в храме возле иконы целителя Пантелеймона. Тихонечко, дабы не мешать моющей пол старушке, рассказываю знакомой:

     - Целитель Пантелеймон жил в первые христианские времена, в Никомидии. Это далеко, в Малой Азии на берегу Мраморного моря...

     - Ерунду говоришь,- набрасывается на меня старушка,- в Малой Азии какой-то... Русский он. Наш, родненький. Зачем человека запутываешь?

     Дабы "не возгорелось из искры пламя", промолчала я тогда. Русский и русский. А теперь скажу. Да, жил в Никомидии. Был такой прекрасный город в древнем государстве Вифинии. На иконе кареглазый, красивый юноша в желто-зеленых одеждах. Кудрявые волосы обрамляют прекрасное лицо. Печальный и спокойный взгляд. Пантелеймон. Великомученик и целитель. Короткая, как огонечек свечи, жизнь. Он был добрым врачом, подавал надежды. Ему благоволил даже император. Но красивый мальчик с вьющимися волосами нарушил тишину своего покоя и благополучия радостным и смелым возгласом: "Мой Бог - Иисус Христос! Верую!" И - начался отсчет времени в сторону нечеловеческих страданий. Его заставляли отступиться от христианской веры и вернуться к язычеству. Ему угрожали. Его истязали. Ему сулили все богатства земли. Но светлым было его лицо и неизменно было его: "Верую!"

     С именем Христа он лечил хромых, слепых, прокаженных. С именем Христа помогал обездоленным. И с именем Христа принял мученическую смерть. Это было в 305 году. Великомученик Пантелеимон с тех далеких пор не отвернулся от тех, кому помогал при жизни. Не поубавилось с веками больных и обездоленных. Напротив, время способствовало греху, а грех - болезням.

     Я не знаю храма, где не было бы иконы целителя Пантелеимона. Вот уж действительно наш, родненький, что с того, что из Никомидии. И в православных домах его иконка обязательна. Молится болящая, немощная Русь, просит угодника своего о вспоможении. Верит ему. Потому и бросает недополотые грядки в день светлой его памяти. Особенно много в этот день по храмам убогих. Костыли, инвалидные коляски, перекошенные судорогой лица, воспаленные глаза, обрубки рук, истошный крик безумия - все сегодня здесь. Одни только входят в храм и торопятся к свечному ящику, чтобы купить свечу и затеплить ее и попросить: "Помоги, целитель. Мне, матери моей, сыну, дочке, сестре, брату, снохе, отчиму...".

      Неужели помогает? Неужели слышит нас этот юный врач, ушедший из роскошконого императорского дворца под истязания, на плаху? Множество историй его исцелений хранят древние летописи, сколько случаев из собственной практики знают приходские батюшки и священники в монастырях.

Последнее время во врачебных кабинетах нет-нет и зацепится взгляд за иконку целителя Пантелеимона. Хороший знак. Вместе-то оно всегда сподручнее. Да и фраза : «врачу, исцелися сам" - полна великого смысла. Постигший ее уже не может быть доктором-неудачником.

     А дома разве можно без иконки этого небесного лекаря? Ведь в больницу-то бежим, если уж совсем невмоготу, а так, по жизни чего только не терпим, чего только не приключается? Палец обожгли раскаленной сковородкой. Поскользнулись на ровном месте, повернулись неловко, глотнули из холодильника ледяной минералки. Или впали в депрессию, или в гневе довели себя до истерического припадка... "Не возгнушайся греховных язв моих", - скажем эти слова из молитвы и подойдем к иконе. Помолчим, сосредоточимся, помолимся. И уйдет боль, и притупится гнев, и засохнет депрессия, не успев расцвести пышным цветом. Попробуйте. Это ведь так просто. А вдруг к общему богатейшему опыту исцелений по молитвам святого прибавится и ваш собственный. И вы расскажете о нем друзьям, знакомым: "и со мной случилось было, и мне помогло". И участок, на котором подвизается великий целитель, увеличится еще на одного исцелившегося. Только есть одно обязательное условие молитвы - смирение. А то часто заходят в храм люди, чеканным шагом, не глядя по сторонам, проходят к иконе целителя Пантелеимона, ставят свечку. Разворачиваются кругом и с гордо поднятой головой уходят. Не просят смиренно - требуют. Свеча - как чек в магазине. Оплачено. Теперь товар вынь да положь. А нет товара - жалобную книгу! Приходил, просил, свечку ставил - не помогло! И не поможет! Потому что "Бог гордым противится, а смиренным дает благодать".

     Целитель Пантелеимон изображен на иконах с небольшим ларцем в левой руке и тоненькой лжицей (ложечкой) в правой. В ларце целебные снадобья. Он знает, которое из них - кому. Отчаявшиеся люди, измотавшиеся ходьбой по врачебным кабинетам, в которых сидят такие же отчаявшиеся врачи, идут к нему со всей Руси за исцелением. Будет вам по вере вашей - говорил Господь. И дается по вере тем, кто верит. И не дается - по неверию.

                                                                                                                             Автор:Наталья Сухинина.


День Пророка Божия Илии - Ильин День

Святой пророк Илия, один из величайших пророков Ветхого Завета, родился за 900 лет до Рождества Христова. При рождении Илии его отцу Соваху было видение про сына, как "благообразные мужи приветствовали его, пеленали огнем и питали пламенем огненным", сообщал святитель Епифаний Кипрский. Данное младенцу имя Илия (крепость Господня) определило всю его жизнь - с детства он посвятил себя Богу, поселился в пустыне и проводил жизнь в строгом посте и молитве.

При израильском царе Ахаве Илия был призван к пророческому служению, стал хранителем истинной веры и благочестия. В то время израильский народ, поощряемый женой Ахава, язычницей Иезавель, начал поклоняться языческим идолам. Поклонение идолу Ваалу привело израильтян к полному нравственному разложению.

Видя гибель своего народа, пророк Илия стал обличать Ахава в нечестии, убеждая его обратиться к истинному Богу. Отказавшемуся слушать его царю Илия объявил, что в наказание три года на земле не будет ни дождя, ни росы, и засуха прекратится только по его молитве. Действительно, в результате наступившей по молитве пророка засухи по всей земле начался голод, народ страдал от нестерпимого зноя. Бог, видя страдания людей, готов был пощадить всех и послать дождь на землю, но не хотел нарушить слова пророка Илии, желавшего обратить израильтян к покаянию. Сам Илия был послан Богом для спасения от мести Иезавели в сокровенное место у потока Хораф, куда хищные вороны начали приносить ему пищу.

Когда Хораф высох, Господь послал пророка Илию в Сарепту Сидонскую к бедной вдове, страдавшей вместе с детьми в ожидании голодной смерти. По просьбе пророка вдова приготовила ему опреснок из последней горсти муки и остатка масла. По молитве Илии мука и масло с тех пор не истощались в доме вдовы на протяжении всего голода. Силою своей молитвы Илия сотворил другое чудо - воскресил умершего сына этой женщины.

После трех лет засухи Господь послал пророка к Ахаву для прекращения бедствия. Илия собрал на горе Кармель весь народ Израиля и жрецов Ваала, предложив соорудить два жертвенника: один - от жрецов Ваала, другой - от пророка Илии для служения истинному Богу. "На который из них спадет огонь с неба, тот будет указанием, чей Бог истинен, - сказал пророк Илия, - и все должны будут поклониться Ему, а не признающие Его будут преданы смерти".

Жрецы Ваала взывали к идолу с утра до вечера, но напрасно - небо молчало. К вечеру святой пророк Илия воздвиг свой жертвенник из 12 камней, по числу колен Израилевых, возложил жертву на дрова, приказал выкопать вокруг жертвенника ров и поливать жертву и дрова водой. После наполнения рва водой Илия обратился к Богу с молитвой послать с неба огонь для вразумления заблуждающихся израильтян. И по его молитве огонь с небес опалил жертвенник и даже воду. Народ признал Единого Бога, а жрецы Вааловы были умерщвлены. По молитве пророка Илии выпал обильный дождь, напоивший жаждущую землю.

Царь Ахав раскаялся в своем заблуждении, но его жена Иезавель грозила убить пророка. Тогда Илия бежал в царство Иудейское, где поселился в пещере горы Хорив. За свою пламенную ревность о славе Божией пророк Илия был взят на небо живым в огненной колеснице. Свидетелем его восхождения на небо стал пророк Елисей, получивший вместе с его упавшим плащом дар пророческого духа. Иконописная традиция изображает пророка Илию возносящимся на колеснице с огненными колесами, которая окружена со всех сторон пламенем и запряжена четырьмя крылатыми конями.

Согласно церковному Преданию, пророк Илия будет предвозвестником второго пришествия Христа на землю и во время проповеди примет телесную смерть.

Со дня огненного вознесения на небо пророка Илии его почитание никогда не прерывалось. Память святого пророка Илии издавна глубоко чтится и в Русской православной церкви - именно в честь него князь Игорь построил в Киеве первую христианскую церковь. В 1606 году под набатные звуки колокола московского храма Ильи Пророка на Новгородском подворье началось народное восстание против Лжедмитрия I и польских интервентов, вскоре переросшее в национально-освободительное движение, охватившее всю Россию. С XVII века празднование Ильина дня получило государственное значение. В ходе праздника царь с патриархом выходили с крестным ходом из Спасских ворот Кремля, и на Лобном месте Красной площади совершался молебен пророку Илие.

Сегодня в России святой пророк Илия является также небесным покровителем десантников, поскольку день празднования памяти пророка - 2 августа - совпадает с днем Воздушно-десантных войск.


Немощи современных мирян

 

Первая наша немощь состоит в том, что мы не живем в реальности существующего мира, а, отчасти сознательно, отчасти полусознательно или интуитивно, отвергаем его. Примириться с миром таким, как он есть, и начать в нем жить – это уже половина пути ко спасению. Не со злом примириться, которое действует в мире, а с миром, во зле лежащем, с падшестью нашей общей.

Вот Иван Карамазов говорил: «Я в Бога верую, но мира Божьего не принимаю». Потому что там зло, там война, там дети страдают.

Нам трудно принять реальность своих домашних, их существование, их греховность, их страсти, немощи, болезни, служить им, то есть трудно жить реальностями, а не уходить от них. Это первая наша задача – принять мир Божий, а потом уже можно говорить о вере.

Второе, что мы должны и что нам трудно сделать – это принять самого себя. Преподобный Серафим Саровский говорил, что терпеть самого себя – это подвиг. Человек, когда он приходит к вере, должен терпеть себя таким, как он есть – со всеми немощами и страстями, лукавством, леностью, гордостью, тщеславием.

То есть первые две наши задачи – задуматься о своем отношении к ближним и о своем отношении к самому себе. Иногда мы не можем принять даже того, кто уже умер, и продолжаем мысленно спорить и ссориться с ним, меж тем как мы должны молиться друг за друга и «друг друга тяготы носить». Молитва за ближнего переводит наши отношения с бытового уровня на духовный.

Родных мы должны любить. Необязательно каждого из них обнимать и целовать. Но помолиться краткой молитвой – и потом уже, может быть, мы узнаем, что после этого произошло, как и чем помогла наша молитва.

Следующие немощи современного мирянина – маловерие, недостаточная воцерковленность, недостаточное внимание заповедям Божиим и Господу нашему Иисусу Христу. Мы то побеждаемся этими немощами, то, помолившись, как-то справляемся с ними. Со своими немощами надо бороться, а немощи ближних терпеть, не удивляться им и не поражаться. Злу вообще не следует удивляться.

Чему можно и нужно удивляться, так это добру. Вот если кто евангельскую заповедь исполняет – тут мы должны удивляться и радоваться, и благодарить Бога. И это должно нас воодушевлять. Даже если об этом в книге мы прочитали, в житии какого-нибудь святого – как он взял и исполнил заповедь, резко и четко. Заповедь, на которую мы не обращали внимания, а он конкретно и точно ее исполнил.

Закрываем книгу и думаем: «А как же я, как мне теперь жить дальше, как исполнять эту заповедь? И другие? Могу ли я так же подробно и точно исполнить то, что сказано Иисусом Христом?»

Еще одна наша немощь – расслабление, когда мы ничего и никого, кроме себя, не видим – состояние, в которое мы впадаем и не хотим из него выходить, и оно начинает нам нравиться. Как человеку, бывает, нравится болеть, потому что, когда болеешь, можно быть в центре внимания, тебя жалеют, о тебе заботятся. И бывает, так это человеку понравится, что болезнь его переходит в хроническую форму. Врачи называют это «уход в болезнь». В болезнь обычно уходят, пытаясь спрятаться от каких-то проблем, которые кажутся неразрешимыми. Это бывает и у совсем маленьких, и у взрослых, и у пожилых.

Современный мирянин, как правило, пребывает в состоянии хронического расслабления. Нам трудно молиться, трудно себя понудить на что-то доброе, на исполнение заповедей Божиих. На зло – никакого расслабления нет. Поэтому кто у нас самые активные? Злодеи. Разрушительные силы всегда активны, так как им помогают падшие духи.

Плохо то, что у нас нет навыков выхода из расслабления и уныния. С утратой православной традиции утеряны многие простые и полезные навыки, известные нашим предкам.

Очень распространенная немощь, мешающая духовной жизни, – неумение и нежелание работать. Трудолюбие надо воспитывать с детства, иначе потом и самому ребенку нелегко придется, и у родителей с ним будут трудности, и он будет их упрекать за свою никчемность и неприспособленность, за то, что и того не может сделать, что у всех легко получается.

В советское время, в силу ряда условий и при отсутствии духовного обоснования труда, упрочилось негативное, зековское к нему отношение, отношение «раба»: «Работа не волк, в лес не убежит». И сейчас такое отношение к труду, как к тяжелой повинности, навязанной извне, у нас сохраняется.

Преподобный Савва говорит, что работать послушник должен до изнеможения. Почему? Потому что это один из видов борьбы с помыслами, один из видов подготовки к молитве, один из видов искоренения страстей.

А у нас если и возникает жажда трудовой деятельности, то совсем из других мотивов – ради славы или денег, или еще чего-то, но не ради заботы о собственной душе. Отсюда духовное состояние телезрителя, когда человек сидит и созерцает мир, ни в чем не участвуя.

Когда из жизни выкорчевываются религиозные корни, то все начинает разрушаться, все теряет смысл, все переворачивается, и самые простые вещи становятся трудными. Трудным становится заниматься собственными детьми, трудно мужу заботиться о жене, жене – о муже и детям – о родителях. Все это досаждает, мучает, кажется невыносимым и, если человек верующий, требует особых молитв и великих усилий.

следующая наша немощь – неумение терпеть скорби и болезни. Понятно, что терпеть их трудно, и даже монашествующих приходится снова и снова убеждать потерпеть ту или иную болезнь или скорбь, потому что спасение наше – в терпении скорбей и болезней. Мы то хотим вылечиться любой ценой, пусть даже у колдуна или экстрасенса, и даже когда болезнь неизлечимая и просто уже надо терпеть, то наоборот: операцию надо делать, а мы упираемся – дескать, пусть Господь исцеляет. То есть проявляем неразумие и нетрезвость.

Православие – это реализм, реалистическое отношение к жизни. А мы часто грешим именно отсутствием реализма. Мы действуем, пренебрегая теми реальностями и законами, которые существуют в окружающем нас мире. Это и в отношении к своему здоровью проявляется, и в человеческих отношениях, и в том, как неумно мы порой распоряжаемся своими деньгами, вкладывая их в какие-то фантастические предприятия.

Современному человеку в значительной мере свойственно также страхование. Мы боимся буквально за все: за здоровье, за сон – чтобы бессонница не возникла и чтобы проспать нужное количество часов, за свои отношения с другими людьми – и мы на что только не идем, чтобы о нас хорошо думали и хорошо говорили. «Тамо убояшася страха, идеже не бе страх», то есть там испугались, где и бояться-то нечего.

Далее, душу нашу борет путь наслаждений – то, что противоположно подвижничеству. Войти в дух подвижничества не так просто. Мы живем в мире, в котором насаждается культ наслаждений. Куда бы мы ни ехали или ни шли, нас со всех сторон призывают насладиться тем или этим, и у каждого есть какая-то слабость, какая-то страсть, с которой никак не расстаться.

Как-то мне одна знакомая, верующая и много сделавшая для Церкви, говорит: «Батюшка, никак не могу с собой справиться – не смотреть сериалы по телевизору». Молитвенница, труженица. Враг держит кого за что. Кто-то наслаждается властью, кто-то деньгами, кто-то просто материальными благами какими-то или действиями.

Мы должны помнить о том, что это в нас есть, и должны учиться пользоваться благами этого мира, отстраняясь от них, то есть если мы чем-то обладаем, чтобы оно не обладало нами.

Но это нелегко. В страсти сластолюбия в наиболее общем виде выражается дух мира. Мир считает потворство ей чуть ли не смыслом жизни. Сластолюбие вводит человека в тяжкие грехи – блуд, пьянство, наркоманию.

Сбывается пророчество преподобного Серафима Вырицкого, который говорил, что наступят такие времена, когда от соблазнов погибнет больше душ, чем во времена открытых гонений.

Изменчивость намерений – еще одна наша немощь, с которой нужно бороться. Например, мы решили поститься или что-то раздать, или милостыню подать, или начать какое-то делание духовное или еще что-нибудь доброе, и вот проходит какая-нибудь неделя или, может быть, месяц – и мы уже расслабились и передумали, и ничего этого не делаем.

Такая вот неустойчивость, изменчивость – это вообще свойство падшести, и потому святые отцы нам говорят, чтобы подвиги мы на себя брали по силам, такие, чтобы их можно было нести всю оставшуюся жизнь.

А мы, по неразумию, возьмем что-то, что нам не по силам, немножко понесли – и оставили. Нужно в этом следить за собой, помня об изменчивости нашего произволения. Чтобы, уже решившись на что-то и благословившись, не отступать, и особенно, когда речь идет о тех деланиях, в которых отступление становится крахом – в регулярных молитвах, посещении храма, причащении, посте.

Следующее свойство, распространенное среди живущих в миру, – это дерзость в отношениях, вольность, и отсюда – пустословие, разрушение иерархии духовных ценностей и вообще иерархии ценностей. Выражается это свойство в иронии, сарказме, насмешке, осуждении. Это очень важный такой момент. Поэтому мы должны решиться как-то удерживаться от лишних слов, то есть учиться прималчивать, говорить только по существу, только то, что действительно важно сказать.

Иначе мы непременно впадем в этот дух насмешки, которым охвачен весь мир, а выйти из него не так просто – он, этот дух, очень коварный и очень хитрый. Не имея опыта различения чувств, мы принимаем то, что нам предлагает враг, и все эти его произведения – насмешки, сомнения, скепсис – изливаем наружу.

Но есть и противоположная дерзости немощь. Как гнев, обращенный внутрь, претворяется в уныние, в расслабление, так и дерзость имеет свой негатив в виде нерешительности, отлагательства, стеснительности. Там, где надо решительность проявить, мы медлим и тянем, где надо бы посмеяться над уловками падших духов и пройти мимо, мы принимаем их предложения. Но ведь и смелость, и робость – они хороши в меру и к месту. «Всё, что не в меру – то от бесов». То есть важно уметь во всем находить меру.

Еще такое есть свойство – азарт, увлекаемость. Мы с легкостью прельщаемся – о падших духах я уже не говорю, а просто людьми. То нас на улице остановят и говорят, что мы кофемолку выиграли, и мы вступаем в беседу, и теряем чуть ли не тысячу долларов, то еще что-нибудь в том же духе.

И дело тут не в деньгах, а в том, что мы потом впадаем в уныние, и еще время требуется, чтобы после этого прийти в себя и начать радоваться и благодарить Бога.

Далее, другая наша беда – это потребительское отношение к вере, к духовнику, к посещению храма, то есть такое духовное сластолюбие, когда человек делает, на первый взгляд, что-то доброе, но ради того, чтобы нечто ощутить. Такое потребительство возникает не вдруг и не само по себе, оно обычно формируется уже в детстве, чему немало способствует смотрение телевизора и слушание радио. Что нам говорит Евангелие, мы пропускаем мимо ушей, и совесть нас не мучает. А ведь мы должны служить людям, отдавать, истощать себя. Как Иоанн Кронштадтский, как Серафим Вырицкий.

Еще одна немощь современных мирян – самооправдание, отсутствие истинного постоянного покаяния и плача. Нам бы три дня поста и плача – и вся Россия восстановилась бы, была бы у нас монархия. Никаких НАТО бы не осталось, освободили бы Константинополь. Но увы, мы пребываем в состоянии расслабления и самооправдания. Нам нравится жить в болоте.

Следующая наша особенность – это стремление к постоянному утешению. Мы ищем его во всем – в сне, в еде, в смотрении телевизора. У нас отсутствует направленность на подвиг, на понуждение себя к борьбе, а вот готовность принимать разного рода утешения представлена в полной мере. И одна из причин к тому – эгоистическая любовь матерей к детям, любовь по плоти: «куколка моя», попустительство, отсутствие должного научения, потакание. Не наказывает, не водит в храм, не понуждает на молитву, а балует, все дает, что только ребенок ни попросит. Любовь к подвижничеству только мать может привить. А много ли мы видим таких матерей, как вот мать одного из сорока мучеников, которая, увидев, что сын ее упал, когда их вели на казнь, подняла и положила его на телегу, чтобы он венец свой не потерял, чтобы пострадал с братьями? Вот и подумаем, что для нас важнее, дух подвижничества или стремление к утешению.

Также свойственно нам неумение послушаться. У нас нет понятия о послушании. Человек приходит в монастырь, а слушаться не умеет. Игуменья монастыря в Горнем рассказывает, как одна послушница ушла в город без благословения, через два часа вернулась, и ей было не объяснить, чтo она не так сделала: «Я же только на два часа ушла».

Каков мир, таков и монастырь. Дерзость, запанибратство, насилие, наглость – это все неисцеленная, неотработанная страсть гнева, по-разному проявляемая. Когда человек ругается, противоречит, много говорит, особенно о себе, – другие проявления этой страсти.

Обидчивость, самолюбие – это общее наше свойство. Чуть коснись нашего самолюбия, и мы обижаемся, и обиду забыть не можем. Так мы теряем друзей – все yже становится круг людей, которые нас еще не обидели. Хороший для нас только тот, кто нас не обижает, а если обидит – так мы в его сторону и смотреть не хотим.

Ну, страсти свои и грехи мы еще как-то можем видеть. Но есть еще обольщения. Все мы в прелести разного рода.

мечтательность. Все мы живем не сейчас, а в будущем или в прошлом, живем мечтаниями или воспоминаниями. Думаем о конце света, гадаем о днях и сроках. Или, наоборот, собираемся жить на земле еще сто пятьдесят лет и размышляем о том, как лучше их провести. Или строим планы на ближайшие выходные дни. Так мы теряем почву под ногами и, естественно, начинаем спотыкаться.

Распространенные немощи – ревность и зависть.

Чувство потерянности, одиночества, отвергнутости, заброшенности, безразличия, безотцовщины, оставленности, безлюбовности. Это чувство возникает от маловерия. Чем меньше мы веруем, тем менее у нас единения с Тем, с Кем мы должны соединиться – с Богом, и тем более мы одиноки. Как только мы устремимся к Богу, так чувство одиночества пропадает. Сразу появляется множество дел, послушаний, людей, которые ждут нашей помощи.

обычным для современных мирян является нежелание подвижничества, борьбы и понуждения, также – оставление подвижничества.

Автор: Отец Владимир Цветков


ВОПРОС СВЯЩЕННИКУ

Вопрос:

Здраствуйте! Мое имя Жанна. Скажите пожалуйста, кому можно поставить свечку и какой иконе молится о работе чтобы работа была хорошая и на работе было все хорошо.   

Ответ:

Уважаемая Жанна! Единственный источник жизни, света, радости, всякого блага - Бог. Молитесь Богу. Можно обращаться в своих нуждах и к помощи святых угодников Божиих. Богу, как любящему Отцу, приятно, когда Его дети ходатайствуют друг за друга. Молитесь тому святому, который Вам ближе, например, своему Небесному Покровителю (святой, имя которого Вы носите). Если необходимо - можете подобрать молитву в полном Православном молитвослове, только будьте внимательны, чтобы не впасть в язычество (эта молитва от глаза, а эта от гриппа  ). Господь знает о том, в чем мы имеем нужду и без нашего прошения. Главный смысл молитвы - сама молитва. Ведь молитва - это наше общение с Богом. Универсальная молитва - Отче наш. Сам Господь дал ее в качестве образца Своим ученикам. В ней содержится все. "Хлеб наш насущный даждь нам днесь" - в этих словах, в том числе, и Ваше прошение о благополучии на работе.

Вопрос:

Церковь учит, что обязательно нужно венчаться. Получается что без венчания брак, заключённый в госучреждении - формальность?  а зачем тогда вообще это госучреждение для венчающихся, для которых важен именно церковный брак, а не государственный. Так нет же - без ЗАГСа и не обвенчают...       

Ответ:

Действительно, без регистрации брака в ЗАГСе в Церкви не обвенчают. Дело в том, что до октябрьской революции Церковь была практически одной из структур государства. Регистрация рождений, браков, смертей было в ее функции. Соответственно священник перед заключением брака обязан был провести исследование его законности: психического состояния брачующихся, степени родства и т.д. Теперь это находится в функции бюро ЗАГС и Церковь не имеет возможности самостоятельно проводить такое исследование. Кроме того, имеются другие веские причины необходимости предварительной регистрации брака в госучреждении. Это закрепление законодательно правовых, имущественных взаимоотношений семьи, являющихся дополнительной оградой крепости брака, устанавливающих ответственность супругов не только перед Богом, но и перед государством. Ведь все мы, православные христиане, живем в государстве, в обществе и, соответственно должны подчиняться его законам.

Церковь с уважением относится к браку, зарегистрированному в бюро ЗАГС, признает его законность, понимая всю сложность воцерковления современных людей, невольно поколениями оторванных от церковной традиции. Но по мере воцерковления, приближения к Церкви, необходимо осознать: законным браком в истинном и полном смысле этого слова может быть только церковный брак, Таинство.

На вопросы отвечал священник Казанского собора Сергий Пигасов


«ПРЕОБРАЖЕНИЕ»

Приложение к газете "Ачинский благовестник"

Издание Ачинской начальной Преображенской Православной гимназии

Иудина жадность

Если плотские страсти искажают есте¬ственные биологические потребности организма, то страсть сребролюбия — всецело духовная. Она лишена физиологических корней. По мнению прп. Иоанна Кассиана Римлянина, зависть и сребролюбие «возникают без всякого предшествующего повода от природы, а по произволу одной развращённой злой воли… не имея в нас никакого основания со стороны природного инстинкта». Правда, формы накопительства наблюдаются и в животном мире. Например, белки и кроты собирают, прячут, а потом используют пищевые запасы. Но это врождённые инстинкты, помогающие пережить голод и холодную зиму.

Человек, одержимый сребролюбием, все свои силы и таланты тратит на приобретение земных ценностей в ущерб благам небесным. Грех — не богатство само по себе, а злоупотребление им. Недаром Библия повествует: «Когда богатство умножается, не прилагайте к нему сердца» (Пс.61,11). Иначе на почве этого недуга вырастают такие уродливые явления, как корыстолюбие, жадность, присвоение чужого, коллекционирование, жажда наживы, неверие Богу. Вспомним Иуду Искариота, пушкинского Скупого рыцаря, знаменитых гоголевских персонажей Плюшкина и Коробочку.

Автор: Константин ЗОРИН


КАК НУЖНО ЧИТАТЬ БИБЛИЮ

Когда вы приходите в гости и вам показывают семейный фотоальбом, то вам не обойтись без некоторых дополнительных комментариев, помогающих правильно ориентироваться в изображенных лицах. Ведь семейный архив является достоянием данного семейства, так что человек посторонний может и не разобраться здесь самостоятельно. Библия была написана для избранного народа, наследником которого после пришествия в мир Господа и Спасителя стал народ Божий, то есть Церковь Христова. Библия есть книга Церкви. И поэтому понимать ее надо так, как понимает ее семья, которой она принадлежит, то есть Церковь.

Но сначала порассуждаем вот о чем. Сегодня каждый человек может приобрести Библию, открыть ее и начать читать. Что же нужно для того, чтобы это чтение привело к положительному результату, стало спасительным? И можно ли читать Библию так, как читают обычную книгу?

Библия есть книга Божественная, это обращенное к нам слово Божие. Но к правильному пониманию этого слова надо себя подготовить. Если мы открываем священные страницы где-нибудь в метро или в автобусе, если пытаемся проникнуть в их смысл наспех или без усилий, то скорее всего не поймем ничего. Здесь требуются внутренняя подготовка, определенный духовный настрой.

Святые отцы учат, что чтению Библии должна предшествовать молитва — концентрация духовных и умственных сил для того, чтобы «остыть» от горячки повседневной жизни, освободиться из плена эмоций, страстей, переживаний. «Чтение твое да будет в не возмущаемой ничем тишине», — внушает прп.Исаак Сирин. Древние монахи читали Писание понемногу, вслух, стараясь максимальным образом сосредоточиться на смысле библейского текста. В египетских монастырях IV века монахи заучивали библейские тексты наизусть, постоянно повторяя их про себя в течение всего дня. А великий русский святой XIX века прп.Серафим Саровский говорил, что ум христианина должен «плавать» в словах Писания.

Читая Библию, нужно с готовностью воспринимать ее не только разумом, но и сердцем. Читать Библию следует неспешно. Не нужно поглощать главу за главой, прочитывая по нескольку страниц без остановки. «Когда читаешь Божественное Писание, не то имей в виду, чтобы только прочитать лист за листом, — говорит прп.Никодим Святогорец. — Но с размышлением вникай в каждое слово». Лучше всего читать не более одной главы в день, размышляя над прочитанным. Очень важно замечать в Священном Писании непонятные слова, записывать новые для вас выражения, с тем чтобы впоследствии, обратившись к толкованию или к помощи просвещенного человека, найти ответ на возникший при чтении слова Божия вопрос.

Читая Библию, мы входим в общение с Богом, узнаем Его, устанавливаем личную связь с Творцом. Поэтому чтение Библии является не только рациональным, но и глубоко духовным деланием. В зависимости от уровня знаний, образования, жизненного опыта у человека складывается свое восприятие и понимание библейского текста. В этом сокрыта некоторая опасность. С одной стороны, индивидуальная работа со словом Божиим возгревает в нас религиозное чувство, укрепляет нашу веру. Но с другой стороны — мы не застрахованы от ошибок, когда, читая Библию, способны по незнанию, отсутствию опыта и соответствующего образования прийти к неправильным выводам.

В связи с этим возникает вопрос: а существует ли безошибочный критерий для правильного понимания Священного Писания? Церковь утверждает: поскольку Библия есть книга народа Божия — Церкви, то общецерковное понимание и содержит в себе тот критерий, сверяясь с которым можно избежать ошибок.

Почему же общецерковное понимание Библии безошибочно, а индивидуальное может обернуться заблуждением?

Библия есть богодухновенная книга, написанная по божественному внушению, и, чтобы проникнуть в суть Божия послания к миру и человеку, нужно иметь Духа Святого в своем сердце. Люди находятся на разном расстоянии от Бога. Один стоит ближе, другой — дальше. Один имеет великие дары Духа Святого, а другой этих даров не имеет. Но известно: в Церкви как общине веры живет и действует тот же Божественный Дух, Который внушал древним библейским авторам богодухновенные тексты. И потому Церковь, имея в себе этот Дух, способна безошибочно постигать слово Божие. Это всесовершенное толкование Священного Писания содержится, конечно, не в индивидуальных высказываниях тех или иных церковных деятелей, пусть даже самых просвещенных и авторитетных. Безошибочное понимание слова Божия хранится в церковном учении, которое формируется на основании Священного Писания, принадлежит Церкви и передается в лоне ее из поколения в поколение. Таким образом, церковное вероучение, основанное на слове Божием, есть по своей сути обширный комментарий к слову, внушенный силою Святого Духа.

С какой торжественностью, с какой величавостью происходит в Церкви чтение Священного Писания! В один из самых важных моментов богослужения слово Божие торжественно выносят на середину храма. Перед тем как провозгласить текст во время Божественной литургии, священник читает особую молитву, в которой просит Господа помочь всем присутствующим понять смысл читаемого. Диакон возглашает: «Премудрость. Вонмем», — подчеркивая тем самым, что слово Божие несет особую мудрость людям и воспринимать его надо с особым вниманием. После прочтения библейских текстов за литургией следует проповедь, содействующая правильному церковному пониманию Божественных истин.

Вслушиваясь в слова Священного Писания, мы стоим со склоненной головой, готовые к принятию слова Божия. Вслушиваясь в вечные глаголы Божественного откровения, мы расстаемся на время с миром и погружаемся в себя. Ибо слово Божие, по свидетельству апостола, действием своим подобно «мечу духовному» (Еф.6.17), способному рассечь человеческое естество, отделить правду от неправды, свет от тьмы, добро от зла. Слово Божие обладает колоссальной силой духовного воздействия на человека. И очень важно, чтобы, внимая этому слову, мы впитывали истину, которую Дух Святой передал древним авторам Библии и которую доныне преподает Церкви Христовой, общине веры.

Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, «Слово пастыря»


НЕ ТЕРЯЙТЕ СОВЕСТЬ

Добро делай — верующему ли, неверующему. Не нам судить! Пьянице ли, разбойнику… Не пьянице делаешь ведь, человеку.

Помни — первым разбойник вошел в Небесное Царство: «Помяни мя, Господи, во Царствии Твоем!» И Господь сказал: «Сегодня же будешь со Мною в раю!» И ты — делай, как разбойник благоразумный, и Господь тебя помилует. А молиться — за всех надо молиться. За всех! И за верующих, и за неверующих. По примеру Христа! Если обидят: «Господи! Прости! Не знают, что творят».

А как жить? Святитель Митрофан говорил: «Употреби труд, имей мерность — богат будешь! Не объедайся, не опивайся — здоров будешь! А всего шибче: «Твори благо, избегай злаго — спасен будешь!» Вот так. Ищите прежде Царствия Божия, а остальное все — приложится вам! Потихоньку да помаленьку.

Родные мои! Копейки потеряешь — не беда. Какую одежку потеряешь, украдут — не беда! Совесть не теряй! У совести нет зубов, а она загрызет до смерти. Как чистая совесть — я пожил на веку, повертелся и на спине, и на боку — да как чистая-то совесть… Как придешь — чего поешь, да как ляжешь — на чем ляжешь… Да как спишь! Господи! Дольше бы не будили.

А как грязная-то совесть! Из бани придешь, чаю напьешься крепкого, сахару как льду в сахарнице-то, папошник (хлеб) мягкий. И похлебка теплая — всего нахлебаешься. Ляжешь. Да что же не спится-то? Совесть не дает! Не теряйте совесть! Совесть потерять самое страшное.

Родные мои! Друг друга тяготы носите и тако исполните закон Христов!

Архимандрит Павел Груздев


СЫНОВЬЯ

Две женщины брали воду из колодца. Подошла к ним третья. И старенький старичок на камушке отдохнуть присел. Вот говорит одна женщина другой: «Мой сынок ловок да силен, никто с ним не сладит». — «А мой поет как соловей. Ни у кого голоса такого нет», — говорит другая. А третья молчит. — «Что же ты про своего сына не скажешь?» — спрашивают ее соседки. — «Что ж сказать, — говорит женщина. — Ничего в нем особенного нету».

Вот набрали женщины полные ведра и пошли. И старичок — за ними. Идут женщины, останавливаются. Болят руки, плещется вода, ломит спину. Вдруг навстречу три мальчика выбегают. Один через голову кувыркается, колесом ходит — любуются им женщины. Другой песню поет, соловьем заливается — заслушались его женщины. А третий к матери подбежал, взял у нее ведра тяжелые и потащил их. Спрашивают женщины старичка: «Ну что? Каковы наши сыновья?» — «Где ж они? — спрашивает старик. — Я только одного сына вижу!»


ЧУДЕСНАЯ ДРУЖБА

Христиане Египта и Палестины уходили от мирской суеты в пустыни, а русские святые строили кельи в дремучих лесах, и в гости к ним приходили не львы и крокодилы, а волки и медведи.

В XIV веке жил преподобный Сергий Радонежский — святой подвижник. Долгое время его уединенным жилищем была маленькая келья в лесу. Лес был полон зверей и птиц. Все они полюбили святого и часто навещали его. То волк забежит на огород, где работает старец, то семейство кабанов пожалует…

А однажды прямо перед хижиной святой Сергий встретил большого медведя. Медведь был голоден. Сергий сжалился над зверем и вынес ему свой обед — кусок хлеба. С тех пор медведь привязался к преподобному. Каждый день он приходил к келье и угощался хлебом, который старец оставлял для него на пеньке. Преподобный делился со зверем даже тогда, когда хлеба было совсем мало. Если святой Сергий молился, медведь терпеливо ждал, когда он закончит и угостит друга.

Другой русский святой, Серафим Саровский, тоже долго жил в лесу. Полянку и свою келью на ней он называл «пустынькой», в память об отшельниках, живших в пустыне. Чудотворец Серафим дарил свою любовь каждому живому существу, будь то человек или животное. «Радость моя», — так обращался он ко всякому, кто приходил к нему.

Часто в лесную «пустыньку» святого наведывался медведь. Он приходил, принимал угощение, подставляя огромную голову для ласки и, довольный, ложился у ног старца, как верный пес.

— Вот послал мне Господь зверя в утешение, — говорил святой Серафим, поглаживая медведя по лохматой шкуре.


К БОГОРОДИЦЕ

Матерям, детей родящим,

Дай услышать крик младенца

И нечаянную радость

Посели у них в душе.

Малышей святым покровом

Охрани от зол и козней,

Разумение в ученье

Дай подвижным школярам.

Трудолюбию настави,

Страху Божию, молитве,

И от ссор, домашней брани

Огради юнцов и дев.

Всем безматерним сиротам

Буди Матушкой родною,

И от всякого порока,

И от скверны отврати.

А супругам дай благое

Всепрощающее сердце:

Две руки у человека —

Так жене и мужу быть.

Вдов утеши. Ну а старым

Буди посохом-опорой,

Чтоб прошли, не спотыкаясь,

Путь ко Господу… Аминь.

Алексей ЛОГУНОВ

Под солнцем единым у Господа Бога

Нас мало дающих. Просящих — нас много!

И каждый по-своему с Ним говорит.

И каждый о чем-то молитву творит.

Но мало кто помнит в гордыне пустой:

Мы — только песчинки под Божьей пятой.

И мало кто Господа боготворит,

С мольбой и смирением благодарит.

Кто нежность и кротость приносит Ему —

За утренний свет и вечернюю тьму,

За бренное тело и всю его боль,

За горькую нашу земную юдоль.

За звездную душу — подарок небес,

За то, что однажды ты к жизни воскрес

И понял ценою страданий и слез

Величье той жертвы, что Он нам принес.

За то, что дано нам, чрез муки Отца,

Трагедию мира познать до конца.

Валентина ТЕЛЕГИНА



Rambler's Top100 Яндекс цитирования

© Официальный сайт Казанского кафедрального собора г. Ачинска. При использовании текстовых материалов ссылка на сайт www.aksobor.ru обязательна. Воспроизведение фотоиллюстраций допускается на условиях и с письменного разрешения их авторов. Хостинг от компании СиНТ