ГЛАВНАЯ  |  БЛАГОЧИНИЕ  |  ГИМНАЗИЯ  |  ГАЗЕТА  |  ИСТОРИЯ  |  СВ. ДАНИИЛ АЧИНСКИЙ  |  БИБЛИОТЕКА  |  АЗЫ ПРАВОСЛАВИЯ  |  ВОПРОС СВЯЩЕННИКУ  |  ОБЪЯВЛЕНИЯ

Поиск
Казанский собор г. Ачинск

Храм св. Даниила Ачинского

ПРАВОСЛАВНОЕ РАДИО:

Слушать радио


ПРАВОСЛАВНОЕ

ТЕЛЕВИДЕНИЕ:


№ 6 Июнь 2007 г.

Собор Сибирских святых

(10/23 июня)

Святой праведный Даниил Ачинский

Тропарь святому праведному Даниилу Ачинскому:

Ангельски на земли поживших и со ангельскими чинми на Небеси ныне светло ликующих святых, в земли Сибирстей просиявших, песньми почтим: радуйся, праведный Данииле, манием Божиим в Сибирь пришедший и святостью жития твоего ю просветивший. Ты моли о нас Превечного Бога.

 (Ангельски на земле поживших и с ангелами на Небесах ныне светло ликующих святых, в земле Сибирской просиявших, пением почтим: радуйся, праведный Даниил, Промыслом Божьим в Сибирь пришедший и святостью жизни твоей ее просветивший. Ты моли о нас Превечного Бога.

   Читая повествования из жизни святых, мы не просто удивляемся, но иногда приходим в истинное замешательство. Неужели такая жизнь возможна для человека? Может быть, автор жития святого приукрасил его подвиги?

   Трудно человеку, который находится в греховном состоянии, понять и осмыслить жизнь святого. Многое не укладывается в нашем разуме. Зачем все это нужно: зачем изнурять себя постом,  отрекаться от благ цивилизации? Стоит ли, наконец, расставаться со своей жизнью ради веры?

    Понять и оценить величие святости можно только тогда, когда человек сам встанет на путь духовной борьбы. Когда он поймет, как сильно проник в его душу грех, как далек он от совершенства и чистоты, тогда сердцем почувствует, как необходим ему искусный проводник из мрака погибели к свету, к жизни. В Церкви такими проводниками в жизнь вечную являются для нас святые – угодники Божии. Их жизнь для нас словно путеводная звезда, как маяк, указывающий путь спасения.

   Конечно, нам сейчас нелегко жить так, как жили они, но если мы не будем стремиться к совершенству, не будем прилагать хотя бы минимальных усилий к духовному возрастанию, то жизнь наша замкнется в кругу мирской суеты, а в какой то момент может потерять всякий смысл.

       В чем же причина нежной любви простых людей к старцу Даниилу? Любви, отсветы которой видны еще и в наше время, спустя несколько веков после кончины старца?

   Преподобный Серафим Саровский говорил: «Стяжи дух мирен, и тысячи спасутся возле тебя». Из повествования о жизни старца Даниила мы знаем, что лишь один вид старца, его светлый лик, приводил людей в умиление. Одно присутствие рядом со старцем давало утешение в скорби, вселяло надежду, укрепляло терпение. Души вдруг оживали, и люди, пав на колени перед старцем, начинали со слезами исповедовать свои грехи.

    Люди неверующие, живущие вне Церкви, не понимают смысла монашеского подвига. «Люди душевные, не имеющие духа», смотрят на мир плотским зрением, во всем желая найти пользу материальную, ощутимую. Видимых дел требуют они и от Церкви и даже от святых. «Отвергнись себя» - требует Спаситель от Своих последователей. Суровостью и безжалостностью к себе, к своей плоти с ее греховными наклонностями и страстями, преподобный Даниил победил самолюбие, эту матерь страстей. Ведь своя боль всегда ближе, именно самолюбие не дает нам возможности открыть сердце приходящему к нам брату. Жалея себя, мы, как улитки, закрываемся от боли, скорби, нужды ближнего. При этом сердце наше закрывается не только для ближнего, но и для Бога. Только отвергнув себя, победив всякую жалость к себе, святые получали доступ к Отцу Небесному, принимали в свое сердце всякого человека, и живущий в этом  сердце Дух Святой оживотворял и утешал каждого.

… Путь его в Сибирь был долгим. «Шел он вместе с преступниками в кандалах, которые хотели с него снять, но он не позволял снимать и называл их карманными часами», - повествует в своем «Сказании о старце Данииле» инок святой горы Афон Парфений – насельник русского Пантелеимоновского монастыря. По свежим следам, через 10 лет после Даниловой смерти собрал он сведения о праведнике.

   Определили преступника на Боготольский винокуренный завод  на вечные каторжные работы, где он перенес много издевательств. Особенно ненавидели его за приверженность к молитве. Однажды зимней порою пристав Афанасьев посадил обнаженного узника на крышу своего дома и велел из машин поливать его водой, сам же насмешливо кричал снизу: «Спасайся, Даниил, ты же святой!» Как тут не вспомнить крики толпы, обращенной к распятому Спасителю: «Других спасал, так пусть спасет себя, если Он… Божий избранник»

    Узник безропотно терпел все издевательства, полагая, что за грехи свои достоин куда большего наказания. Но когда после очередных измывательств над его жертвой приставу развернуло голову так, что лицо оказалось позади, а затылок встал на место лица, он испугался не на шутку, воспринял это как кару Божию и попросил прощения у смиренного каторжника, которого постоянно обзывал святошей. На что Даниил без обиды ответил ему: «Бог тебя простит, ибо я еще большего наказания достоин, потому что я – клятвопреступник». Вероятно, он имел в виду отказ от воинской службы.

   После новых злоключений и неоднократной молитвенной помощи каторжника, уверовав в святость Даниила, его недавний мучитель вообще отпустил узника на волю, написав в донесении губернатору, что тот неспособен к работе.

  Старец переселился в город Ачинск и попросил себе келью самую маленькую. Потом перешел он в дом купца Алексея Хворостова, строителя Казанской церкви. У него также построил келью и жил в ней несколько лет.

    «В эту келлию двоим поместиться было нельзя. – повествует далее инок Парфений, - Трудно было занятие его: он трудился по ночам копая в огородах, чтобы никто его не видел; также и в поле косил и жал хлеб до совершенного изнеможения, потом немного отдыхал и вкушал пищи. Пища его была – ржаной хлеб с водою или картофель, которого он никогда не чистил. В последние годы он жил в деревне Зерцалах у крестьянина. Здесь уже келья у него была совершенный гроб, в которой он пребывал нагой, а платье свое оставлял в сенях, ибо в ней только мог поместиться на коленях для молитвы к Господу Богу. Окно кельи было в медный гривенник. Из нее он по целой седмице не выходил; светильника и лампады никогда не зажигал, но беспрестанно находился в молитве; иногда занимался и рукоделием: в сенях шил простую одежду, но платы за то не брал, разве хлеба для пищи. Милостыни не принимал и не давал, потому что нечего было подавать; жил в совершенном нестяжании, подобно птице: работал безмездно, к бедным ходил жать и косить, обычно в ночное время, чтобы мало его видели. Всегда он говорил: «лучше подавать, нежели принимать; а ежели нечего подать, то Бог и не потребует. Нищета Бога ради  лучше милостыни. А милость может оказать и неимущий: помоги бедному поработать, утешь его словом, помолись о нем Богу, - вот чрез сие можно любовь оказать ближнему»».

    Однажды, приехавший за советом и наставлением к Даниилу епископ Иркутский Михаил, захотел отблагодарить старца, дав ему денег для лампадного масла. Старец отказался: «Лампадку для чего мне иметь, когда в душе моей тьма? А когда бывает в душе моей свет, тем более мне не нужна лампадка, - ей и без того светло и радостно»

    «Носил он более двадцати лет тяжкие железные вериги и березовый пояс, который уже врос в тело его, с которым и похоронили его. Впрочем, не задолго до смерти, вериги он с себя снял. Спрашивал его один духовный его сын: «отче, для чего ты снял вериги?» Он ему ответил: «любезный мой брат, потому я снял с себя вериги, что они уже не стали приносить мне пользы: тело мое так к ним привыкло, что не чувствует ни тяжести, ни болезни. Посему и не стали они приносить никакой пользы душе моей. Ибо только тогда бывает полезна вещь, или подвиг, или добродетель для души, когда она наносит скорбь и обуздание телу. А люди видят на мне вериги, да и думают, что я, нося их, через это приобретаю себе великую пользу, тогда как они уже совсем мне бесполезны. Пусть лучше говорят, что Даниил ныне уже разленился и вериги с себя скинул: это будет для меня полезнее. А ты не соблазняйся обо мне».

    Молитва у него текла из сердца, «как река эдемская», часто прерывая его разговор. Все разговоры и слова его были растворены слезами и любовью. Тело его было как восковое, лицо приятное и веселое, с малым румянцем. По целой седмице и более не вкушал он пищи, часто исповедовался и причащался святых Таин».

   «Когда он удалился с завода, народ начал приходить к нему, так как еще на заводе он всех удивил своею жизнью. Посему и обращались к нему: одни, чтобы принять благословение на какое либо дело, другие – испросить душеполезный совет, а иные приходили только посмотреть на него, да и то за великое почитали, ибо он такую имел благодать, что кто только его увидит, весь изменяется, хоть бы и закоснелый был грешник: вдруг зарыдает, и признает свои грехи, и просит наставления».

   Этого брата Даниила (так он себя велел называть при жизни своей) современники его почитали земным ангелом и небесным человеком. Он имел от Бога великие дарования: некоторые поступки его давали причину думать, что он знал дела и помышления других людей, прозревал отчасти и будущее. Говорил он больше в притчах и намеками, чтобы понятно было только тому, кому говорил; а иногда и прямо, если это было полезно…

(из книги «Казанскому собору 175 лет»


ПЕТРОВ ПОСТ

Почему Петров пост следует за днем Пятидесятницы

День Пятидесятницы, когда в пятидесятый день после исшествия Своего из гроба и в десятый день по вознесении Своем Господь, воссевший одесную Отца, ниспослал Пресвятого Духа на всех Своих учеников и апостолов,- один из величайших праздников.

Дух Святой, сошедший на апостолов, Дух истины, Дух премудрости и откровения начертал вместо Синайского новый Сионский закон, не на скрижалях каменных, но на плотяных скрижалях сердца (2 Кор. 3, 3).

Мы не постимся в Пятидесятницу, потому что в эти дни Господь пребывал с нами. Не постимся, потому что Он Сам сказал: можете ли заставить сынов чертога брачного поститься, когда с ними жених? (Лк. 5, 34). Общение с Господом есть как бы пища для христианина. Итак, во время Пятидесятницы мы питаемся Господом, с нами обращающимся.

"После продолжительного праздника Пятидесятницы пост особенно необходим, чтобы подвигом его очистить нам мысли и соделаться достойными даров Святого Духа,- пишет св. Лев Великий.- За настоящим празднеством, которое Дух Святой освятил Своим сошествием, обыкновенно следует всенародный пост, благодетельно установленный для врачевания души и тела, и потому требующий, чтобы мы провождали его с должным благоволением. Ибо мы не сомневаемся, что после того, как апостолы исполнились обетованною свыше силой, и Дух истины вселился в сердца их, между прочими тайнами небесного учения, по внушению Утешителя, преподано также учение и о духовном воздержании, чтобы сердца, очищаясь постом, делались способнейшими к принятию благодатных дарований. Поэтому-то учители, просветившие примером и наставлением всех чад Церкви, начало брани за Христа ознаменовали святым постом, чтобы, выходя на брань против духовного развращения, иметь для этого оружие в воздержании, которым можно было бы умертвить греховные вожделения, ибо невидимые наши противники и бесплотные враги не одолеют нас, если мы не будем предаваться плотским похотям. Хотя в искусителе желание вредить нам постоянно и неизменно, но оно остается бессильным и бездейственным, когда он не найдет в нас стороны, с которой ему можно напасть...

По этой-то причине установлен неизменный и спасительный обычай - после святых и радостных дней, празднуемых нами в честь Господа, воскресшего из мертвых и потом вознесшегося на небеса, и после принятия дара Святого Духа, проходить поприще поста.

Этот обычай необходимо, усердно соблюдать и для того, чтобы в нас пребывали те дары, которые сообщены ныне Церкви от Бога. Соделавшись храмами Святого Духа и, более чем когда-либо, быв напоены Божественными водами, мы не должны покорствовать никаким вожделениям, не должны служить никаким порокам, чтобы жилище добродетели не осквернилось ничем нечестивым.

Итак, возлюбленные, должны мы упражняться в посте преимущественно в настоящее время, в которое заповедуется нам пост, по окончании пятидесяти дней, протекших от воскресения Христова до сошествия Святого Духа и проведенных нами в особом торжестве.

Этот пост заповедан, чтобы предохранить нас от беспечности, в которую очень легко впасть из-за долговременного разрешения на пищу, которым мы пользовались. Если ниву нашей плоти не возделывать непрестанно, на ней легко возрастают терние и волчицы, и приносится такой плод, который не собирают в житницу, а обрекают на сожжение.

Поэтому мы обязаны ныне со всем тщанием хранить те семена, которые приняли в наши сердца от небесного Сеятеля, и остерегаться, чтобы завистливый враг как-нибудь не испортил дарованного Богом, и в раю добродетелей не взросли терние пороков.

Отвратить же это зло можно только милостию и постом".

Бл. Семион Фессалоникийский пишет, что пост установлен в честь апостолов, "потому что через них мы сподобились многих благ, и они явились для нас деятелями и учителями поста, послушания... и воздержания… И  мы, согласно с постановлениями апостольскими, составленными Климентом, после сошествия Святого Духа одну неделю торжествуем, а потом, со следующей за тем, чествуем предавших нам поститься апостолов".


Преподобная Евфросиния, игумения Полоцкая

5 июня (23 мая) — память преподобной Евфросинии, игумении Полоцкой

Преподобная Евфросиния, игумения Полоцкая, в миру Предислава, была правнучкой в пятом поколении святого равноапостольного князя Владимира (†1015; память 15 июля ) и дочерью князя Полоцкого Георгия Всеславича. С детских лет она была обучена чтению Псалтири и других книг Священного Писания. Любовь к книжному учению сочеталась у нее с усердной молитвой, внешняя красота — с целомудрием и глубокой сосредоточенностью. Слава о ее мудрости и красоте распространилась далеко за пределы Полоцкой земли. Многие князья просили руки Предиславы, однако все предложения о браке она отвергала. Однажды, узнав, что родители хотят обручить ее с одним из знатных князей, она тайно ушла из дома в обитель, где ее тетя — игумения Романия (вдова князя Романа Всеславича) была настоятельницей. Несмотря на молодость и красоту Предиславы, игумения не испугалась возможного гнева ее родителей и, призвав священника, повелела ему облечь молодую княгиню в иноческий образ с именем Евфросиния.

По благословению епископа Полоцкого Илии юная монахиня стала жить при Софийском соборе, подражая тем самым пребыванию Пресвятой Богородицы в Иерусалимском храме. Здесь она не только изучала книги в библиотеке собора, но и занималась их переписыванием. Вырученные деньги от продажи книг преподобная Евфросиния тайно раздавала нищим.

Однажды в сонном видении святой Евфросинии явился Ангел Господень, который внушил ей основать обитель недалеко от Полоцка в местечке под названием Сельцо. Это видение повторилось еще дважды. С тем же наставлением Ангел явился и епископу Полоцкому Илии. Через некоторое время — это уже было при князе Борисе Всеславиче (†1128) в 1125 году — епископ Илия с подобающим торжество передал святой Евфросинии Преображенский храм в Сельце для основания при нем женского монастыря. Отправляясь туда, преподобная Евфросиния взяла с собой только свои книги — "все свое имение".

Постепенно, год за годом, Спасо-Преображенский монастырь расширялся, число его насельниц возрастало. Со временем здесь были пострижены в монашество сестры преподобной Евфросинии: родная — Евдокия (в миру Градислава) и двоюродная — Евпраксия (в миру Звенислава). Преподобная учила молодых послушниц грамоте, переписыванию книг, пению, шитью и иным ремеслам, чтобы с юности они знали закон Божий и имели навык к трудолюбию. Основанная святой Евфросинией при монастыре школа способствовала быстрому росту обители.

В 1161 году усердием преподобной был воздвигнут каменный храм во Имя Спасителя, сохранившийся до настоящего времени. Его строителем был мастер Иоанн, который сам пришел к преподобной, наставленный Духом Святым, повелевшим ему принять участие в храмоздательстве. В этот храм преподобная Евфросиния пожертвовала напрестольный крест, украшенный золотом, с частицами мощей многих святых, а также с частью Животворящего Креста Христова.

Предметом особого попечения преподобной Евфросинии был основанный ею Богородицкий монастырь. Для него святая просила Патриарха Константинопольского Луку (1156-1169) и византийского императора Мануила (1143-1180) прислать ей список с чудотворной Ефесской иконы Божией Матери, некогда написанный святым евангелистом Лукой. Ефесская икона Божией Матери известна также под названием Корсунской. В 1239 году она была перенесена в собор города Торопца по случаю венчания благоверного великого князя Александра Невского (†1263; память 23 ноября) и дочери князя Полоцкого Брячислава. (В настоящее время эта икона хранится в Государственном Русском музее.)

Свою просветительную деятельность и труды по устроению монастыря святая Евфросиния совмещала с заботой об умиротворении соседей, предотвращая ссоры и распри между князьями, боярами и простыми людьми. Всем желавшим жить благочестиво преподобная давала духовные советы в соответствии с предписаниями Святой Церкви. Зная силу ее молитвы, многие приходили к ней за духовной помощью и обретали ее.

На склоне лет преподобная Евфросиния, предчувствуя скорую кончину, желала поклониться Живоносному Гробу Господню. Поручив монастырь управлению своей сестры Евдокии, она вместе с другой сестрой Евпраксией отправилась в Святую Землю. После паломничества к святыням Конастантинополя, она прибыла в Иерусалим. Поклонившись Гробу Господню, святая Евфросиния приняла мирную и блаженную кончину в русском монастыре в честь Пресвятой Богородицы в Иерусалиме 23 мая 1173 года. (По другим сведениям она была погребена в обители святого Феодосия в паперти храма Пресвятой Богородицы.)

3 октября 1187 года Иерусалим завоевал султан Саладин, который потребовал от христиан в пятидесятидневный срок покинуть город, предварительно выкупив свою жизнь. Монахи русского монастыря, возвращаясь на родину, взяли с собой святые мощи русской княжны, которые были перенесены ими в Киево-Печерскую Лавру. В 1910 году мощи преподобной Евфросинии были торжественно перенесены в Полоцк, в основанный ею монастырь, где они покоятся в настоящее время.


Он полюбил страдание

Надежда Александровна ИЛЬИЧЁВА

  11 июня день памяти святителя и исповедника, архиепископа  Красноярского Луки (Войно-Ясенецкого)

Полюбить страдание человеку трудно, даже невозможно без помощи Божией. Господь сотворил душу человеческую по образу и подобию Своему для райской гармонии и радости, потому скорбные обстоятельства ранят нас, как вражеская пуля. Залечить рану и претворить горе в радость может только Бог. В эту помощь Врача душ и телес наших верили святые, и потому все удары судьбы (суда Божия) принимали с твёрдостью и мужеством. Этим они и отличаются от нас, маловерных и малодушных.

Истинно ищущий спасения на своём опыте изведал, что именно страдание изменяет почву сердца человека, делает его способным к восприятию благодати, и потому любит его.

Святитель Лука был исповедником веры Христовой в самое тяжкое для Русской Православной Церкви время. Ещё юношей, прочитав в Новом Завете: "Жатвы много, а делателей мало" (Мф. 9, 37), он почувствовал, что эти слова Господь говорит непосредственно ему.

Юный Валентин (мирское имя святителя), услышав призыв Божий, содрогнулся и воскликнул: "О Господи! Неужели у Тебя мало делателей?!". Он тогда и представить себе не мог, что станет именно таким делателем на ниве Господней. Наделённый от Бога многими талантами, он стал сначала земским врачом, чтобы помогать бедным людям. Однажды после сделанной им операции прозрел слепой с раннего детства нищий. И вслед за ним нищие слепые со всей округи потянулись к молодому врачу, чая исцеления. Вскоре он стал блестящим хирургом, защитил в Москве докторскую диссертацию. Начал писать книгу "Очерки гнойной хирургии", спасшую жизни множеству раненых во время Великой Отечественной войны. "И тогда, к моему удивлению, - пишет он, - у меня появилась крайне странная и неотвязная мысль: "Когда эта книга будет написана, на ней будет стоять имя епископа". Быть священнослужителем, а тем более епископом, мне и во сне не снилось, но неведомые нам пути жизни нашей вполне известны Всемогущему Богу уже когда мы во чреве матери. Как увидите дальше, уже через несколько лет стала полной реальностью моя неотвязная мысль..."

Всё, происходящее по Промыслу Божию, случается как бы само собою, без всяких видимых усилий со стороны человека. До революции Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий был просто хорошим хирургом, а после 1917-го года пошёл по пути мученичества и исповедничества. Первый арест в Ташкенте. Смерть молодой жены. Он остался один с четырьмя детьми. Две ночи без сна читал Псалтирь у гроба любимой, и здесь Господь снова говорил с ним: "Неплодную вселяет в дом матерью, радующеюся о детях" (Пс. 112, 9). Эти слова псалма были обращены к нему несомненно от Бога, потому что принесли в его душу упование и утешение. Вскоре действительно нашлась та самоотверженная женщина, которая стала ему доброй сестрой, а его детям - матерью на всю жизнь. Именно она вырастила их, потому что будущий святитель вскоре стал священником, это в те времена означало стать вечно гонимым мучеником, и почти не видеть своих детей.

В 1923 году приехавший в Ташкент епископ Андрей тайно постриг Валентина Феликсовича Войно-Ясенецкого в монашество. Дал ему имя апостола-евангелиста, врача и иконописца Луки. Во епископа Ташкентского его хиротонисали весной того же года ссыльные архиереи: Даниил Болховский и Василий Суздальский. Эта хиротония была тайной, но когда о ней сообщили Святейшему Патриарху Тихону, он утвердил её и признал законной. Стать в те времена епископом означало самому подписать себе смертный приговор.

В свою первую ссылку владыка отправился зимой 1923 года. В "столыпинском" арестантском вагоне до Красноярска, потом - на лошадях в Енисейск. Был он в то время ещё совсем не стар, - 46 лет, - но уже очень болен. Тюрьмы и допросы сделали своё дело. В Енисейске епископ Лука служил в местной церкви, лечил больных. Трёх слепых мальчиков сделал зрячими. Но и здесь его не оставили в покое. Перед Благовещением отправили в деревню Хая на реке Чуна, притоке Ангары. Через два месяца снова вернули в Енисейск и посадили в тюрьму, затем отправили вниз по Енисею.

Кажется, будто сам сатана сидел тогда неким злобным вирусом где-то наверху в "органах" власти покорённой им России и придумывал, как бы сильнее досадить тем, кто посмел в те времена сопротивляться его воле. Вокруг разруха, голод, но "органам" не дали сил и средств на то, чтобы издеваться над лучшими людьми страны, перебрасывать их, словно шахматные фигурки, с места на место, через снежные пустыни и бурные реки, содержать огромную армию мучителей и палачей.

Из енисейской тюрьмы владыку отправили в Туруханск, где, когда он сошёл на берег Енисея, встречавшая его толпа народа опустилась на колени, прося благословения. В ГПУ епископу сказали, что ему строго запрещается благословлять. А он ответил, что отказать в благословении по долгу архиерея не может. И вскоре его отправили по Енисею ещё дальше, на север, к полярному кругу, бросили в посёлке Плахино, состоявшем из трёх изб. Он жил в комнате, где вместо стекла в окнах был лёд и из всех щелей дул ледяной ветер. А через три месяца владыку снова вернули в Туруханск, потому что местные крестьяне устроили погром ГПУ, так как после отъезда епископа Луки некому было их лечить.

Даже люди могучего духа иногда, по попущению Божию, впадают в уныние, чувствуют богооставленность. Сам Господь в Гефсиманском саду страдал "до кровавого пота", говорил: "Душа моя скорбит смертельно..." (Мф. 26, 38). И именно Он сказал нам: "Блаженны изгнанные правды ради, ибо их есть Царство Небесное" (Мф. 5, 10). После восьми месяцев в ссылке впал в уныние измученный епископ Лука. В алтаре владыка молился перед иконой Спасителя об избавлении, но, как вспоминает он сам, в этой молитве был и ропот на Господа. И тут вдруг епископ увидел, что Христос резко отвернул Свой Пречистый Лик от него. Тогда он понял своё неразумие и дерзость. Понял, что должен полюбить посылаемое ему от Бога страдание.

Облегчение пришло, когда епископ Лука до конца смирился, превзошёл главную науку в своей жизни: он научился терпению, высшей мудрости, посылаемой от Бога.

Срок ссылки владыки закончился, но впереди святителя ожидало ещё множество мытарств: ссылки, тюрьмы, допросы. Но он уже научился стоять мужественно, и Господь наделил его благодатью Святого Духа, которой удостаиваются исповедники и мученики. А когда Утешитель Дух истины с тобой, - то ничего не страшно. В 1937 году ему предъявили обвинение в шпионаже, две недели допрашивали, не давая спать, пытались заставить его подписать признание в этой лжи. Почти все, подвергшиеся подобным мукам, не выдерживали и подписывали признание. Владыка выдержал и не подписал. И снова отправился в ссылку в Сибирь…

 Нравственное освобождение пришло к святителю, как и ко всему русскому народу, в начале Великой Отечественной войны… 

…………………………………………………………………………………………………………………………………….

«…Епископ Лука был отозван из суровой сибирской глубинки в Красноярск и был назначен консультантом всех госпиталей Красноярского края и главным хирургом эвакогоспиталя. Здесь, проводя порой сутками сложнейшие операции, Святитель был, однако, частенько лишен своего скромного хлебного пайка, питаясь остатками пищи своих пациентов. Осенью 1942 года епископ – хирург Лука был возведен в сан архиепископа и назначен на Красноярскую кафедру, которую занимал до 1944 года. Безусловно, все годы Владыки, проведенные в Красноярском крае, - это величайший духовный подвиг страстотерпца. За его труды и страдания Господь наделил святителя даром исцелений от его святых мощей, частичка которых была привезена из Симферополя, где он скончался 11 июля 1961 года. Частичка его святых мощей находится и в его иконе, помещенной в Ачинском Казанском соборе (рис 1).

        Благодарные святителю Луке красноярцы установили на здании бывшего эвакогоспиталя, где он работал, мемориальную доску-барельеф в его святительском облачении. На юбилейном архиерейском соборе 2000 года Архиепископ Симферопольский Лука прославлен в лике новомучеников российских, но еще ранее, 14 ноября 1999 года, он был канонизирован в лике местночтимых сибирских святых, в Красноярской земле просиявших. Недавно в Красноярске открыт памятник святителю». (Из книги «Казанскому собору 175 лет»)



Rambler's Top100 Яндекс цитирования

© Официальный сайт Казанского кафедрального собора г. Ачинска. При использовании текстовых материалов ссылка на сайт www.aksobor.ru обязательна. Воспроизведение фотоиллюстраций допускается на условиях и с письменного разрешения их авторов. Хостинг от компании СиНТ